Dark Butler.War Of Her Majesty.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Butler.War Of Her Majesty. » Архив Квестов и Флеш-беков » ...or will we forever only be pretending?..


...or will we forever only be pretending?..

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Участники флеша
Drocell Kainz, Elizabeth Middleford
2. Предполагаемое место/время
Старый район Лондона, начало весны, вечер.
3. Пара слов о сюжете.
Элизабет возвращалась домой после очередного небольшого приема у мадам Рэд. Ее экипаж решил срезать путь и проехать по окраине Лондона. Паула на сей раз осталась в поместье Миддлфорд, поэтому у мадам Рэд девушка была одна. Весной все еще темнело рано, поэтому дорогу стало видно плохо. Внезапно экипаж наехал на какую-то выбоину, а затем его резко бросило в сторону. Что-то помешало проезду, и теперь экипаж остался без колеса, да и возница куда-то пропал. Пришла ли пора паниковать?
Дроссель возвращался от господина, когда тот вызывал его для важного дела. Мастер возвращался уже знакомым путем - неподалеку возвышалась та самая заброшенная часовня, позади которой было кладбище, именно там он вновь ожил. Так же рядом находились старые заброшенные здания, где уже давно никто не жил. Кейнс услышал, как всхрапнули лошади, а затем послышался вскрик и раздался жуткий грохот. Что бы там ни было, лучше туда не соваться, но любопытство...

0

2

Господин вновь был не доволен. На этот раз он без основания просто сразу вспылил. Наверное, у него были проблемы и помимо мастера. Кейнс недавно упустил девочку, ее похитил демон. Это никак не входило в планы Ландерса. Дроссель лишь молча стоял в углу, желая как можно скорее уйти оттуда. Когда господин не в настроении, лучше держаться подальше, я это давно уяснил. Мастер смотрел на тихие сполохи почти угасшего пламени в камине. Полумрак в комнате нарастал все быстрее, мгновенно забирая в свои объятия все, до чего не смог дотянуться свет. Угли тлели, словно множество горящих глаз, но их приятный теплый свет немного согревал. Это не бушующий огонь, который был в камине всего час назад. Мастер боялся огня, ведь он видел, что тот может сделать.
Молчание напряженно затягивалось, но Кейнс не мог уйти, пока не получит распоряжение господина по поводу следующей жертвы, а так же просто банальное разрешение уйти. Рыжий юноша слегка пошевелился, в результате чего щелчок шарнира словно вывел Эша из состояния задумчивости. Тот заговорил, резко и раздражительно. Мастер только кивал, пока не наступила очередная вспышка гнева. Господин злился на кого-то еще, но вновь досталось ему. Кейнс с глухим стуком ударился об стену, а потом последовало жалобное скрежетание - вновь шарнир руки в плече вышел из паза. Мастер привык к подобным инцидентам. Ничего, он придет к себе в мастерскую и попросит кукол помочь ему вправить руку.
- Ты меня понял? Иди отсюда, никчемная кукла! - рявкнул Ландерс и с грохотом захлопнул за слугой дверь.
На Кейнса посыпалась штукатурка. Вздохнув, он поспешил покинуть здание старой гостиницы. Оно находилось в пригороде Лондона, где людей-то редко встретишь. Оно и к лучшему, мастер любил тишину. Дроссель решил пойти не на прямую, а сделать крюк. Хотя сейчас и начиналась весна, все равно ему было приятно пройтись по окрестностям. Здесь неподалеку должна была быть та самая часовня, а так же кладбище, на котором он очнулся. И впервые увидел хозяина. Раньше он был другим. Наверное, я просто не оправдал его надежд. Стараясь не думать о лишнем, Кейнс попытался придумать, как сделать все так, чтобы угодить своему лорду, возможно, тогда он простит его оплошности. Но Эша ничто не исправит, даже очищение от скверны. Дроссель неторопливо шел по старой дороге, когда-то по ней ездили экипажи, но теперь уже никому не нужна была заброшенная часовня, ведь в двух милях от нее построили новый собор. Оттуда звучал бой колокола, возвещая о вечерней службе. Итак, следовало, что сейчас около девяти часов вечера. Для Кейнса время не играло ровным счетом никакого значения - разве только осознание того, что пришла ночь. А ночью на небе виднелась луна, его самая любимая и прекрасная луна. Сейчас возле горизонта виднелся бледный растущий серп, который через несколько дней станет полноценной круглой красавицей. Мастер увидел вдалеке на фоне темнеющего неба ту самую часовню. Первые воспоминания, которые сохранялись в его памяти, они стали наиболее живыми сейчас. Он медленно шел вдоль старой дороги, придерживая левой рукой правую - чтобы та не отвалилась совсем. Дроссель  понимал, что не дойдет до часовни, ему следует вернуться поскорее в магазин - ибо кукольнику нужна была помощь. Он не испытывал боли, только легкую слабость и дискомфорт в плече. Он сделал еще пару шагов и остановился возле широкого дерева, к которому прислонился спиной. Еще немного. Хотя бы до старых домов. Медленно, но верно, он продолжил идти дальше. Весенние дожди размыли грязь и колею, поэтому идти по этому месиву становилось все тяжелее. Столько придется очищать сапоги после этой гадости - но господину нужно встречаться именно в том здании! Мастер облегченно дошел до одного из старых домов, прислонился к его серой кладке из больших камней. Он сел на порог и взглянул на небо. Легкая облачность мешала рассматривать звезды, а месяц покраснел, еще сильнее опустившись к горизонту - скоро он исчезнет. Но только до следующей ночи. Дроссель задумался, как ему быть дальше. До Лондона было идти еще с час, если не дольше. Эта сырость и холодные ветра, так и норовили задуть во все щели, под одежду... Но Кейнс не ощущал холода тоже. Ему даже так нравилось - ничего не чувствовать. Хотя порой он скучал по обычным радостям жизни, возможно, именно поэтому он выглядел таким меланхолично-задумчивым.
Резкий визг отвлек его. Нет, не визг - это были лошади. Далее послышались глухие удары, будто что-то большое упало. Мастер напрягся, садясь ровно. Что бы это могло быть? В такой-то глуши... Кукольник через силу встал. Любопытство до хорошего не доведет... но в очередной раз иду у него на поводу. Дроссель направился не по дороге, напрямую через деревья - именно туда, где были слышны те странные звуки.

+1

3

Вечер близился к концу, сменяя потускневший солнечный свет еще прозрачным месяцем. Бледный лик луны освещал каменистую дорогу, петляющую через небольшой лесок, будто бы недостроенную часть Лондона. Легкий ветерок теребил траву и листья деревьев. Было тихо. Тишину нарушал лишь едва слышный стрекот насекомых, редкий крик птицы и тихий цокот копыт наряду с дребезжанием колес экипажа. Эти фамильные кареты Элизабет недолюбливала давно, ибо их дряхлый скрип буквально убивал любую приятную мысль. За окном было темно, сапфировые глаза девочки уже не различали оттенков, лишь отрывистые силуэты деревьев виднелись на фоне синего неба. Почти каждую минуту Лиззи осматривала ближние сидения, в попытке уловить что-то взглядом.. Или кого-то. Да, ей определенно не хватало близкого человека, а если быть точнее, то ей не хватало Паолы, и вовсе не как гувернантки, а как.. Второй матери. Паола всегда находится рядом с Элизабет, лелеет ее, ухаживает. Каждое утро, открывая глаза, она видит одного и того же человека - вновь Паолу. Сейчас, в этой одинокой тишине, Лиззи не хватало ее бесконечной болтовни, пусть пустой и бессмысленной, но бодрящей. Иногда даже увлекательной. Послышался очередной беззвучный вздох, леди облокотилась о окно и прикрыла глаза, в надежде скоротать время сном.
  Путешествовать в одиночку в такое время суток можно назвать безумием, однако сейчас это мало кого волновало, усталость поездки, усталость от общества.. Именно этим и объяснялось то ледяное, совершенно не свойственное Элизабет спокойствие, с которым она ехала по ночной дороге. В мыслях девочка разговаривала со своим внутренним я. Она просто смотрела себе в глаза и вспоминала самые веселые моменты прошедшего дня. Жаль, что это с концами отогнало сон. Лиззи приоткрыла глаза и хмуро посмотрела в окно - ничего не изменилось. Тело невольно скатилось вниз, заставляя улечься в непонятной невесомости. "Хоть бы Господь послал мне какое-нибудь развлечение, пусть даже разбойника с большой дороги…" - немного грустно подумала леди. Внезапно карета качнулась на ухабе, отчего на лице Элизабет проскользнуло небольшое беспокойство, к счастью, быстро исчезнувшее. "Наверное, камень попал под колеса" - успокоила себя Мидллфорд, принимая более удобное положение. Прошло некоторое время, и экипаж вновь качнулся, только теперь уже немного сильнее, от чего Элизабет пришлось вцепиться руками в сидение. Возникло ощущение, что возница уснул в такой тьме и запряженные лошади наезжали на все, что ни попадя. Камни, холмы, да при таких толчках даже человек уместился бы на расстоянии от оторвавшихся от земли колес до дороги. Лиззи прищурилась от набежавшего страха, не может быть, чтобы ее пожелание исполнилось так быстро! Через какое-то мгновение, раздался последний толчок, что-то снаружи хрустнуло и теперь карета буквально ползла на одном боку, девочку откинуло в противоположную сторону, весь экипаж наклонился на правый бок, точнее, на то, что осталось от колес. Наконец, все прекратилось, они уже явно стояли на месте. Пролежав не больше трех минут в оцепенении, Элизабет все-же привстала и  с испугом посмотрела в окно. Ее сердце забилось от волнения, когда она увидела торчащие в разбитом стекле ветви. На лице сразу возник вопрос. -Что только произошло? - тихо произнесла Миддлфорд, что больше походило на мысли вслух. Выпихнув ветви из окна, она открыла дверцу и неловко выпрыгнула наружу, осмотревшись. Дорога была в пару метрах от них, а вокруг виднелись лишь промерзшие деревья, кусты и слегка заснеженная тропа "в никуда". Лиззи тихо всхлипнула, еще раз обернувшись вокруг себя. Фырканье лошадей напомнило ей о кучере; пробираясь через сухие заросли, Элизабет оказалась точно перед самой каретой.. Но к ее великому удивлению там ни кого не оказалось, будто бы все ее мысли обернулись правдой. Теперь девочка совсем растерялась, она начала суетно метаться из стороны в сторону, взглядом пытаясь найти хоть одну живую душу. Где она сейчас находилась, куда угодила? Не понятно. Оставалось только ждать, что возница все-же найдется. Вдруг, он уже ушел за подмогой? Это была последняя надежда Лиззи. Она прислонилась к прогнувшемуся от столкновения дереву и просунула руки в муфту, всматриваясь в непроглядную чащу.

+1

4

Столкновение было полно жуткости и не укладывалось в сознании. Дроссель увидел среди голых черных ветвей довольно странную картину - экипаж проехал без заднего колеса примерно метров десять, оставив след на земле. Лошади нервно переминались с ноги на ногу, словно перед ними плясали невидимые сполохи пламени. Причины для волнения животных он не заметил - должно быть ей послужило само отсутствие колеса. Мастер шагнул чуть ближе. Ни возницы, никого живого... Странно, могу поклясться, что слышал чьи-то крики. Не лошадиные. Само колесо тоже кануло во мраке ночи, так что отыскать его теперь будет сложно... а, собственно, к чему? Хотя, возможно, внутри экипажа все-таки кто-то есть. Кейнс не решался подойти поближе, сам не зная почему.
Ветви нависали над ним словно скрюченные пальцы, они были настолько зловещи... Но мастер не обращал на это внимания - ибо они пугают только тех, кто боится, чье сознание дорисовывает ужасающие силуэты монстров, картины, как эти пальцы хватают и душат их... Но кукольник не боялся этого, он даже и подумать о таком не мог. Вся эта таинственная атмосфера - прибавился еще легкий туман, ведь земля отдавала тепло, полученное за короткий день, смешиваясь с холодным воздухом и образовывался туман. Еще шло тепло от деревьев, оно было такое родное и притягательное... Вот только здания - заброшенные дома и церквушка с часовней вдалеке придавали всему какой-то заброшенный вид. Как будто люди наигрались здесь и теперь ушли в другое место. А здания, как игрушки... или, скорее, как игрушечный городок, остались здесь, никому не нужные. Ну вот, и месяц теперь скрылся за горизонтом до завтрашних сумерек, зато поднялся ветер, еще сильнее предыдущего. Мастер сделал шаг в сторону, обходя место катастрофы по полукругу. Внезапно он наступил на что-то мягкое. Рука. Человеческая рука. Прищурившись, он склонился над телом - наверное, это и есть возница? В плече у него торчала ветка, походя насквозь. Зачем он так гнал? Неужто позади было что-то опасное? Кейнс повернул одну лишь голову назад - ему это удавалось хорошо. Пока все тихо, но что-то витало в воздухе, хотя, может, ему просто показалось. Кукловод резко вернул голову обратно, когда почувствовал, как в сапог ему что-то воткнулось. Мастер в изумлении смотрел в недобрые глаза возницы, рука которого сжимала рукоятку ножа. Мастер спокойно отставил ногу, вытащил нож, а потом обвил нитями горло мужчины. Никчемен ты, все равно бы помер. Я лишь облегчил твои страдания. Кейнс обернулся к экипажу - так и есть, из него выскочила девочка в оранжево-персиковом платье. Мастер замер, рассматривая ее. Светлые локоны, большие изумрудные глаза... Вся такая хрупкая, как фарфоровая. В нем проснулся интерес к прекрасным вещам, она и так была почти как куколка. Наверное, если она увидит его рядом с возницей, то подумает, что это он напал на них... Но, если за ними что-то гналось, значит, она в опасности. С какой это стати мне спасать девчонку? Дроссель делал все одной рукой, а ему нужна была вторая. Девочка могла бы помочь ему с рукой, а он в отместку - ей. Сделав небольшой полукруг в лесу, мастер вышел с противоположной стороны. Девочка еще не замечала его, но вот-вот увидит, как он выходит из туманного леса, как медленно возникают очертания его фигуры, становясь все более отчетливыми.
- Эй? Не бойтесь, леди. - тихо сказал мастер, заметив, что девочка вздрогнула.

+1

5

Тишина, приятная тишина, которая таила в себе загадочность и непредсказуемость непроглядного леса. Стоять вот-так-вот - в бездействии, было немного трудно, это напрягало и пугало, от чего Элизабет обхватила себя руками в скованности. В лесу что-то слабо хрустнуло: она тотчас подняла голову и оглянулась; в прозрачной тени быстро блеснули ее глаза, большие, светлые и пугливые, как у лани. Несколько мгновений прислушивалась она, не сводя широко раскрытых глаз с места, где раздался слабый звук, вздохнула, повернула тихонько голову, еще ниже наклонилась и принялась медленно перебирать почерневшие, засохшие листья, затем вновь утихомирилась в страхе. Так прошло довольно много времени; девочка не шевелилась, — лишь изредка тоскливо поводила руками и слушала, всё слушала... Снова что-то зашумело по лесу, — она встрепенулась. Шум не переставал, становился явственней, приближался, послышались наконец решительные, аккуратные шаги. Лиззи выпрямилась и как будто оробела; ее внимательный взор задрожал, зажегся ожиданием. Сквозь чащу быстро замелькала фигура юноши - выглядел он не пугающе, но и особого доверия не внушал. Она вгляделась, вспыхнула вдруг, радостно и счастливо улыбнулась, хотела было побежать и тотчас опять поникла вся, побледнела. "Кто это? Он пришел от кучера? Или кучер убежал от него?" - Элизабет была в растерянности и эта растерянность довольно ярко отражалась на ее лице. Взгляд так и метался из стороны в сторону, а пальцы суетно перебирали ткань платья. Девочка вновь перевела взгляд на незнакомца, который медленно, но устремленно подходил ближе. Именно тогда Мидллфорд заметила, как странно выгнута у рыжего юноши рука. Лиззи не сводила взгляда с нее; на какой-то отрезок времени ей даже удалось забыть обо всем, что только что произошло и окунуться в мысли. "Это, должно быть, очень больно... Почему он так спокоен?" Оторваться от мыслей ее заставила реальность - незнакомец все еще здесь, и уже совсем близко. По-началу, Элизабет просто смотрела на приближающуюся фигуру, будто бы притворялась мертвой, как какой-то зверек. Еще один шаг, и послышался резкий треск хвороста под ногами юноши, от чего девочка невольно вздрогнула.  - Эй? Не бойтесь, леди. - без особых эмоций произнес юноша. Леди затаила дыханье и через секунду с облегчением выдохнула, но шевельнуться не посмела. "Что делать? Что говорить? Как отреагировать? Приветливо улыбнуться? Побежать поближе к дороге?" - вопросы, один за другим, разбивались друг о друга, но ни на один из них ответа найти она не могла, как вдруг, взгляд вновь упал на руку юноши. На лице появилась какая-то озадаченность, любопытство, от которого Лиззи невольно подошла к пришедшему и аккуратно взяла за вывихнутую руку, мимолетно пронаблюдав за реакцией. Девочка отошла от него на шаг, перебрав все ракурсы, чтобы рассмотреть сие чудо, что, в общем, познаний не прибавило. Опять отрыв от мыслей и резкое возвращение в реальность - глаза Элизабет округлились, когда она осознала, на сколько опасное расстояние сейчас между ними. Только тогда она подняла трепещущий, почти молящий взгляд на пришедшего человека, заглянула в его глаза, не зная, чего ожидать.

+1

6

Нужно смотреть в глаза: они никогда тебя не обманут. Он видел все в ее очах. Обычно зеленые глаза холодны, словно вырезаны из непроницаемого камня. Холодного такого камня, как колонны в соборе. Но с другой стороны, есть в нем что-то притягивающее. Ты не прикасаешься к этим камням, но понимаешь, что он не будет теплым. Но эти глаза...
Глаза — это окно, за которым великолепно видна человеческая душа. Просто надо уметь заглянуть в это окно. Мастер всегда читал в них все о своих жертвах. Да и о любом человеке, только ему часто было это не интересно. Девочка была одновременно и напугана, и заинтересована. Ими обоими - и кукольником, и девочкой, двигало любопытство. Эта ниточка связала их хрупким звеном, которое легко могло разрушиться. Но никто не собирался пугать другого, ведь мастер не превращает всех подряд в кукол. Они смотрели друг другу в глаза и видели там… понимание. Если бы Кейнс был в нормальном состоянии, он посмеялся бы ситуации. Из всех живых и знакомых ему существ рядом с ним, именно эта девочка была настоящей и живой... такой чувственной и легкой, полной только хорошими и неиспорченными чувствами. Мастер все равно не ощущал ничего. На этом понимание кончилось.
- Вы... Вижу, у вас проблемы. Знаете, у меня тоже. Мы... могли бы быть полезны друг другу. - тихим, привычно завораживающим голосом начал Кейнс.
Он не церемонился - просто сразу перешел к делу. Льстивые речи, обходные фразу, характерны только для людей, лицемерных и нечестных даже перед собой. Кукла на то и есть кукла, что если она и делает что-то, то прямо. Но все зависит от кукловода - вот только безэмоциональная кукла попросту не сыграет должно фальшь.
Ветер продолжал скрипеть ветвями деревьев. Обычно летом и осенью здесь шумит листва, этот шелест успокаивал. Теперь же все иначе, хотя скоро, через месяц или два здесь вновь появятся молодые листочки. Время не стоит на месте, хотя природа безучастна: покорных ей много, но вечность суждена не покорным, а покорности.
Леди и в самом деле мало чем отличалась от его кукол - пышное платье в рюшках и бантах, волосы с ленточками, идеальная бледная кожа, как фарфор. Вот только от нее шло много жизни, немного  странной и смущающей кукловода... Осознание мира мастером сильно отличалось от любого человеческого. Он просто полагал, что все можно починить, как вещь. Ему не приходило в голову, что такое убийство и потеря жизни. Преодолев веру в крайности двойственного восприятия, остаются далеко позади все причины насилия и жестокости. Он не был убийцей, но ничто не мешало ему совершить преступление. Но при всем этом Дроссель понимал, что не смог бы причинить вреда этой юной леди. В ней он видел нечто... вроде искусства. Опасность исходит не от самой проблемы, а от вашего отношения к ней. Искусство живо — живою кровью принесенных жертв. Куклы и девочки... Но все не имело смысла без приказа господина. Пока важным аспектом было вправить руку. Девочка прикоснулась к нему, отчего мастер слегка приподнял брови. Какие теплые у нее были руки, это чувствовалось даже через перчатки. Она держала его за руку... Мастер замер, боясь вспугнуть ее. Как кормишь маленьких пташек с руки, ты весь замираешь и даже не дышишь, ведь любое дуновение ветерка может их спугнуть. Кейнс поборол желание склониться чуть ближе.
- Не могли бы вы поднять чуть руку, отвести в сторону и надавить вот здесь, в плечо? - тихо проговорил Дроссель, так что его голос едва не утонул в холодном ветре.

+1


Вы здесь » Dark Butler.War Of Her Majesty. » Архив Квестов и Флеш-беков » ...or will we forever only be pretending?..