Dark Butler.War Of Her Majesty.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Butler.War Of Her Majesty. » Архив Квестов и Флеш-беков » Площадка позади шатра


Площадка позади шатра

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Здесь по вечерам возле костра все собираются для беседы, просто отдохнуть, вообще это как связующее звено между всеми областями цирка.

0

2

Поместье Барона Кельвина ---------------->>>

Дроссель послушно ехал с Джокером в цирк. Интересно, а эта черноволосая девушка вспомнит его? Память - это странный дар, который чаще приносит только неприятные ощущения. Мастер не помнил ничего о своем прошлом, до того момента, как его очистил от скверны господин. Возможно, это и к лучшему, но теперь бы он пожелал забыть и то, что его предал хозяин. Что теперь делать - он не контролировал это. Человеческая память — несовершенный инструмент, к тому же люди склонны делить события своей жизни на «важные» и «несущественные»; несущественные, как правило, опускают, а они и есть правда, её живая плоть, упустишь одну-единственную мелочь, и подлинности как не бывало. Печаль похожа на цепочку, которая никогда не кончается. Он уже привык к ней и находил некую сладкую грусть чем-то приятным. Как теплый осенний дождь после засушливого лета - это пока не наступили холода. Жаль, осень быстро проходит, но сверкает незабываемыми событиями, красивыми красками и особым ароматом в воздухе. Помнить такое - самое высокое наслаждение.
Циркач и кукольник приехали на место уже ближе к вечеру. Было слышно, как далекий бой Биг Бена прозвенел три раза. У мастера наконец-то проснулся некий интерес - цирк был восхитителен. Кейнс никогда не видел подобного места, поэтому ему казалось все причудливым и волшебным, как ребенку, впервые увидевшему это последнее прибежище чистого искусства. Шатер огромных размеров просто поражал своим великолепием - но особо ничего сложного не представлял, лишь купол, опоры и множество тросов. Но все это строение было в новинку, да и потом столько людей в ярких нарядах, все спешат куда-то. По началу Дроссель немного смутился - он не привык видеть столько людей сразу. Наверное, почувствовав это, Джокер отвел его за палатки в более тихое место и приказал сидеть здесь. Мастер послушно сел на ящик и сложил руки на коленях. Кейнс причислялся к тем, кто не любил перемен в жизни - ну, или по крайней мере не таких резких или быстрых. По сравнению с тем, как он открыл глаза, сейчас он чувствовал себя более уверенно и твердо. Но все еж внутри было особо пусто - без господина было так, словно... он не мог описать. Отчаявшийся готов пойти на любую опасность, потому что ему уже нечего терять. Перестав думать о собственном спасении, он ничего не боится. Если хорошо подумать, он уже почти свыкся с новыми ощущениями. Теперь в нём оставалось только безразличие, и это было страшнее отчаяния.
- Лондонский мост падает, падает, падает.
Лондонский мост падает, моя милая леди.

Унылый тихий голос прозвучал среди палаток, но вряд ли его кто услышал - повсюду была суета, все бегали, словно случился пожар. Но все было проще - скоро, примерно через два часа, должно начаться представление.

0

3

Кальман нес какой-то реквизит, который ему сунула в руки пробегающая мимо Бист и велела отнести к главному шатру. В общем-то, клоуну было не в тягость, да и делать ему было практически нечего. Выступал он без каких-либо вспомогательных факторов, привести себя в «рабочее» состояние занимало от силы минут пятнадцать, а до этого приходилось себя чем-то занимать.
«Интересно, кого я убью сегодня?» - мысли метнулись к любимой сабле, аккуратно лежащей на кровати и ждущей своего часа. Когда Биг Бен пробьет полночь, и начнется охота. Когда он сможет убить очередное жалкое создание.
Губы сами растянулись в злую усмешку, а сам Кальман буквально ощутил запах крови, бьющий в нос. О, какое же это было наслаждение! И не только момент убийства, он, безусловно, был великолепен, но и спокойная опустошенность после. Когда можно просто посидеть в кабаке и выпить чего-нибудь покрепче с чужими людьми. И при этом не испытывать ненависти, поселившейся в клоуне два года назад.
Из размышлений Кальмана вывел заунывный голос, пытавшийся что-то спеть. Клоун сразу же напрягся и ощетинился – на территории цирка находился чужой человек. И ведь до представления было еще два часа! Когда он успел-то? И, что самое важное, как этот, несомненно, мерзкий гад осмелился еще и начать петь?! Ярость нарастала в Кальмане, клокотала и грозила обрушиться на голову нежданному посетителю сию же секунду.
Но, стоило парню завернуть за угол, как он застыл с открытым ртом и поспешил его захлопнуть, проглотив всю приготовленную скабрезную тираду. Сидящий на ящиках человеком не был. Слишком правильное лицо, слишком светлая кожа, слишком походящая на рисунок красками полустертая татуировка, слишком нечеловечно ровная осанка, слишком… Да, все в этом существе было слишком не человеческим.
«Еще один спасенный Доктором пациент?» -  вот кого-кого, а Дока Кальман уважал, пожалуй. Все же, этот человек вернул ему жизнь, буквально вытащил с того света и просто-напросто приказал жить. В первое время у клоуна было постоянное резкое отторжение окружающего мира, а потом он впервые убил. И Доктор не обвинил его, не упрекнул. Наоборот, похвалил за найденный смысл существования…
Кальман непроизвольно дотронулся пальцами до груди, выдохнул и прошел мимо, твердо решив отнести реквизит и начистить до блеска саблю. Надо же произвести самое сильное впечатление на будущую жертву?
Но, когда клоун снова проходил мимо злополучных ящиков, странный рыжий продолжал все так же там сидеть. Кальман почувствовал даже некое чувство жалости к этому созданию. Как будто брошенный и забытый котенок, честное слово.
«В конце концов, его привез Джокер. Я видел, он ехал из поместья Барона, явно от Доктора. Вполне мог захватить и этого», - клоун нашел разумное объяснение появлению на территории цирка непрошенного гостя и, вздохнув, двинулся к ящикам.
- Так и будешь тут сидеть? – в голосе все же проскользнуло презрение, как ни старался Кальман его скрыть.

Отредактировано Kalman (2011-06-04 20:33:13)

0

4

Вся его жизнь была неким грустным представлением. Если бы он только знал... если бы... Он был слишком мал, чтобы знать, какой его жизнь была в раннем детстве, но отец всегда воспитывал его в жестких рамках. Еще бы, гордый род банкиров, почитаемые люди в Лондоне. Кто знает, что было с его семьей, с отцом... но в десять лет он потерял сестру - ей тогда исполнилось всего пять лет. Затем ему сломали его мечту. Что может быть больнее? Наверное,  умереть, если умирать больно. Он умер, но не знал этого. Ангел вернул его, но уже совсем другим. Он не помнил этих событий - оно и к лучшему. Того, что мы утратили, нам не вернуть никогда. Но не смотря на то, что он не знал теперь своего прошлого, он вновь оказался несчастным. Забытой игрушкой. А как бы он жил, узнав, что потом умерла и его мать от той же лихорадочной болезни, что и сестра? Или, что отец после всего застрелился сам и дом после этого сгорел? Нет, такое лучше не помнить и не знать.
Я скучаю. Это единственное объяснение моей тяги к прошлому. Сейчас он сидел на ящиках, люди вокруг сновали туда-сюда, а он выглядел, как будто картинку вырезали из другой книжки и приложили на картину. Чужой, совершенно не приходящийся к месту... Интересно, когда вернется Джокер? Что мне делать? Он не чувствовал - он жил мыслями, идущими тем или иным ходом. Ну почему людям свойственно все усложнять? Они сами ставят себе рамки, а после этого еще больше поддаются психозу, и в результате страдают все. Глупцы. Мастер прикоснулся к стертому рисунку на щеке. Что теперь будет? Неизвестность настораживает абсолютно всех. Но что бы то ни было, он примет это, ибо нет лучшего или худшего пути, он ничего не может решать. Это отнял у него господин. Словно обрезать когти кошке и оставить на улице. Его костюм сейчас напоминал какие-то грязные тряпки, мастер был недоволен собой. Без камзола в одной рубашке было непривычно, но холода он все равно не испытывал. Перчатки так же безнадежно испорчены, теперь его пальцы на шарнирах открыты всем глазам. Он немного переживал, что его вновь станут сторониться, избегать. Но, кажется, здесь всем было сами до себя, оно и к лучшему.
- Так и будешь тут сидеть? - Отвлек его странный голос, словно чуть с хрипотцой.
Мастер слегка дернул бровями, поднял голову, чтобы получше рассмотреть говорящего. Это был еще один циркач, несомненно. Только одет он был не ярко, как прочие, но весьма броско, как это было возможно для цирка. Дроссель не знал, как себя вести, что ожидать от этого человека. Может, он присел на его ящики и мешается?
- Буду сидеть, пока не скажут, что делать дальше, - кивнул мастер, не зная, как обратиться к мужчине. - Прошу прощения.
Он вновь покорно опустил голову. Он знал, что не все любят, когда на них смотрят, особенно в глаза, поэтому при разговоре с теми, от кого исходила какая-то опасность или чувство власти, Кейнс говорил весьма учтиво, не смотря в глаза, как положено хорошему слуге. А вот его, напротив, рассматривали, но мастер привык к такому. Наверное, мне здесь не очень рады. И для них я другой. Не хорошо, что я смутил их своим присутствием, но это всяко лучше, чем оставаться в том страшном поместье.

0

5

Кальман стоял перед этим рыжим нечто и совершенно не понимал, зачем Джокер притащил это в цирк. Существо всем своим видом выдавало покорность и отстраненность. До такой степени, что хотелось его ударить. Вон, даже глаза в пол вытаращило, либо не желая, либо боясь осмотреться. Жалкий вид ухудшало и критическое состояние одежды, и отсутствие перчаток, и общая растрепанность. Явно было видно, что рыжее создание переживает не лучшие времена. А, возможно, если Док действительно спас эту жалкую никчемную жизнь, то и вообще наихудшие.
Клоун и сам когда-то был таким же – сидел в каком-то проулке, весь в разодранной одежде, грязный и залитый собственной кровью, с уродливыми прутьями в груди. Но даже тогда Кальман не позволял себе смириться с судьбой. Уже в тот момент жгучая ненависть придавали парню желания жить, но не было сил, чтобы подняться. А когда их ему дали, воспользовался сполна. С тех пор он и стал презирать таких вот смирившихся и слишком покорных людей, подходящих под идеальное описание «вечных слуг».
- Буду сидеть, пока не скажут, что делать дальше. Прошу прощения.
Даже эти слова были насквозь пропитаны отвратительной покорностью и смирением. Кальман не выдержал и со всех сил пнул ящики рядом, свистяще выдохнул сквозь зубы и буквально прошипел:
- За что ты извиняешься, ничтожество? – последнее слово вырвалось случайно. Уж слишком противно было смотреть на жалкий вид гостя. Клоун совершенно не знал, зачем подошел к этому созданию, зачем заговорил и, тем более, что с ним делать дальше? – Этот идиот Джокер ушел, - Кальман подсознательно хотел унизить, забить, лишить последней надежды и опоры. За что он мстил и так несчастному рыжему, клоун и сам не понимал, поражаясь своей жестокости даже к не человеку. – А на тебя смотреть тошно.
И действительно – не могло же это жалкое ничтожество показаться на глаза публике в таком виде. Даже если выступать оно не будет, а оно не будет, потому что тут уже клоун костьми ляжет, но не позволит. Кто-нибудь из пришедших обязательно это несчастье увидел бы, и начались бы расспросы. А сплетни среди людей разлетаются получше иного пожара. Это бы значительно испортило престиж цирка, после чего Джокеру пришлось бы оправдываться перед Бароном. При всей нелюбви Кальмана к импресарио, клоуну все же не хотелось, чтобы тот попал в неловкое положение. Поэтому срочно надо было что-нибудь сделать. А, учитывая, что остальным сейчас далеко не до неожиданного и нежелательного гостя, то заниматься им придется Кальману.
- Идем, - клоун не счел нужным говорить что-то еще, развернулся и пошел к своей палатке, мысленно ругая и Джокера, и это рыжее нечто, и самого себя.
«Вот надо же было обязательно ввязаться не в свое дело! Пусть бы сидел и хоть до скончания веков дожидался своего Джокера!»

Палатка Кальмана --->

+1

6

Angels WinB ------------>>>

Питер вздрогнул и едва не выронил фарфоровую фигурку. Краем глаза он рассмотрел на нем нарисованную геральдическую лилию. Хоть тон у Чарльза был несколько осуждающий, но он разрешил взять безделушку, чем Питер не переминул воспользоваться - такому не надо повторять дважды. Хотя он и не знал, зачем вообще взял ее. Пожав плечами, мальчишка убедился, что Габриела встала и может идти, а потом вылетел следом за юношей в светлой одежде.
Когда он наконец-то оказался на свежем вечернем воздухе, воробушек вздохнул полной грудью, так, что даже голова слегка закружилась. Нет, туда он больше не вернется, жутковатое и неживое место. Содрогнувшись, но уже от резкого порыва ветра, Питер обернулся к Габриеле, которая не переминула его обломать.
- Нельзя себя так грубо вести.
- Я не грубый! - ощерился юноша, плетясь следом за девушкой. - Что сразу я-то...
Мальчишка увидел экипаж, в который влез Чарльз, а потом увидел по соседству магазин сладостей. В его голове сразу щелкнуло - он же забыл забрать там свои покупки! Пока Габриела садилась в экипаж, Питер быстренько вильнул влево, подбегая к двери магазина...
Когда кучер был уже готов трогаться, в экипаж вскочил растрепанный Питер, пихнул в руки Габриелы два торта, а сам прижал к себе пакет со своими покупками.
- Ой, только не спрашивай как я это сделал, я лишнего ничего не взял. - Ухмыльнулся мальчишка. - Надеюсь, ты не против, что я сам торты выбрал?
И даже все же деньги оставил тебе на прилавке. Экипаж мчался с огромной скоростью. Питер подскакивал, когда колесо наезжало на какой-нибудь выпирающий камень или ямку. Вообще он не любил такие тесные пространства, просто щемило душу, как в клетке какой-то. Он молился, чтобы с тортами ничего не случилось по такой скачке, хотя он сам съест их в любом виде. Да, юноша-то проголодался и по-прежнему хотел пить. За окнами уже исчез из виду городской пейзаж, постепенно сменившись видом реки и природы. Транспорт теперь трясло размеренно, зато больше кидало из стороны в сторону. Не будь Пит акробатом, его бы давно начало мутить.
- Приехали! - радостно завопил Питер, смотря на купол шатра, торчащий из-за деревьев.
Он пулей выскочил из экипажа и поскакал к шатрам. Передав покупки Вэнди, он отправил ее в шатер, а сам вернулся к своим спутникам, переводя дыхание.
- Прошу вас, прогуляйтесь, пожалуйста, пока здесь. Не заходите в палатки, я пока должен вас покинуть, но я скажу нашему импресарио, что вы по моему приглашению. - махнул рукой акробат, забирая у Габриелы торты. Он улыбнулся проходящему мимо Даггеру, сунул торты ему, а потом побежал искать Вэнди.

0

7

Angels WinB --->

Экипаж во время поездки немного потряхивало на ухабах, но привычный к такому Грей даже не обращал на маленькое неудобство внимания. Стоило, конечно, предупредить и остальных, но сия светлая мысль пришла в голову графу только под конец путешествия. Все же время дороги парень угробил в тщетных попытках заставить себя отвести взгляд от коробок с аппетитными тортами, от которых так пахло! Ну прямо так вкусно пахло!
«Я идиот», - мысль немного омрачила приподнятое настроение и спустила Чарльза на землю. Юноша уже битые три недели пытался заставить повара приготовить хоть что-нибудь приторно-сладкое, но у мужчины постоянно оказывались какие-то отмазки вроде «нету крема», «нужна мешалка, а она сломалась» и еще куча ненужных и неважных причин. А зайти в кондитерскую не хватало сил – Грей знал, что если зайдет, не выйдет без пяти тортов, -надцати видов пирожных и прочих сладостей.
- Приехали!
«Ну слава небу!» - Чарльз выдохнул, проводил прощальным взглядом вкусно пахнущие тортики и вышел из экипажа, подавая руку Габриеле и одновременно осматриваясь.
Цирк был… интересным местом. Все тут норовило броситься в глаза, соревнуясь в яркости. Пестрые шатры, разноцветные ленты с флагами, натянутые между ними, суетящиеся циркачи в разноцветных костюмах и атмосфера детского веселья.
- Как будто в детскую сказку окунулся, - парень немного грустно улыбнулся и сделал пару шагов вперед, все еще не до конца веря в происходящее. Вернее, в его реальность. – Не поверите, никогда не был в цирке в детстве, - фраза прозвучала еще более жалко, чем предыдущая. Произнесена была шепотом, ни к кому конкретно не обращенная.
В детстве отец строго держал маленького графа в рамках «можно-нельзя», при чем того, что «можно», было в разы меньше. Вечные ограничения, правила и множество формальностей. Как же надоело, как же тогда пареньку не хотелось быть графом! Как тянуло в лес, в деревню, куда-нибудь подальше! А сейчас эти правила помогали жить, лишь изредка краснея от замечаний Ее Величества.
«Но утром было стыдно», - Чарльз усмехнулся сам себе и вдохнул воздух, казавшийся необычайно легким.
- Прошу вас, прогуляйтесь, пожалуйста, пока здесь. Не заходите в палатки, я пока должен вас покинуть, но я скажу нашему импресарио, что вы по моему приглашению.
«А парень-то преобразился. Стал веселее и активнее, что ли», - Грей улыбнулся и кивнул, соглашаясь с предложением. Наблюдать за манипуляциями циркача было приятно и уютно, создавалось впечатление, что Чарльз тоже участвует во всеобщей суете приготовлений.
- Ну что же, стоит прогуляться, Вы так не думаете? – граф с улыбкой обернулся к стоящей рядом девушке и галантно поклонился. – Позволите составить Вам компанию? – и широко улыбнулся.
Грей понимал, что с этой необычной девушкой можно поговорить как с нормальным человеком, а не каждую секунду дергаться и ловить падающих в «обморок» аристократок, которым обязательно хотелось блеснуть перед мужчинами своей красотой. По мнению Чарльза, леди не блистали, а позорились. Или, на худой конец, уверяли всех окружающих в своей крайней болезности и немощности. Поэтому граф-то ловил красоток-аристократок, но совершенно не горел желанием делать им комплименты, как того требовал этикет. Сейчас же парень нашел девушку, достойную восхищения, чему был беспредельно рад, и ему хотелось говорить комплименты просто так.
- И, может, давайте на «ты»? – Чарльз по-детски весело взмахнул руками и смахнул отросшую челку.
Очарование цирковой атмосферой и присутствие рядом идеала девушки вконец высвободили всю детскую натуру Грея.

0

8

Angels WinB --->
- Ой, только не спрашивай, как я это сделал, я лишнего ничего не взял. Надеюсь, ты не против, что я сам торты выбрал? - Пределу радости не было конца.
-Спасибо тебе большое, Питер! Ты меня очень выручил! - Широко улыбнувшись, что  даже пришлось прикрыть глаза, Габриела потрепала мальчишку по голове, после чего взяла торты обратно в руки. Попутно радуясь одной мыслишке. Это хорошо. Если он остался жив, значит, Шеф его не застал. Вот только что же мне будет-то... Хотя, рабочий день уже заканчивается. Думаю, что он на меня кричать не будет..  А что б его еще больше задобрить, придется весь магазин до блеска почистить!
Не смотря на достаточно хорошую тряску, для Робин подобное было не впервой. Это почти тоже самое, что и катание на лошадях. Только, разве что, ты уверен, что никуда не упадешь, и ничего себе не переломаешь. С детским интересом в глазах, Габриела наблюдала все, что делается по ту сторону экипажа. Все же ей в первый раз приходится ехать на подобном транспорте. Хоть и дорога была не такой уж и короткой, для продавщицы оно пролетело незаметно. Во время пути, девушка часто смотрела на Питера, надеясь заметить на его лице хоть какую-то положительную эмоцию, то вместо ожидаемого, Робин видела лишь очередную гримасу недовольства. Вечно ему что-то не так. Посмотрев на мальчишку с укором, Габриела снова уставила свой взор в окошко, а после заметила, разноцветные пестрые купола. Да и судя по счастливому возгласу циркача, они все же приехали. Ну, наконец-то он повеселел. А то, как три лимона съел. Выходя из экипажа, девушка заметила, что Чарльз ей зачем-то подал руку. Думает, что торты уроню по дороге..
-Нет, спасибо. Они не тяжелые. Не бойтесь, я их не уроню. - Мило улыбнувшись, Робин выпрыгнула на твердую землю. Все же она не особо разбиралась в правилах этикета. Из них, продавщица лишь помнила, что вилку держат в левой, а нож в правой. И понятное дело, Габриела слышать-то не слышала, что при выходе из транспорта, мужчина, как истинный джентльмен обязуется подать руку даме, что б та, ненароком не упала. Все же и воздух здесь даже отличается. Ловя ворон, девушка с неким восторгом осматривала все вокруг.
– Не поверите, никогда не был в цирке в детстве
- Ну почему же, не один вы такой. Я вот тоже ни разу не была в подобных местах. - И даже не слышала... Про последнее, девушка все же решила промолчать. А то вдруг еще насмехаться будут.
Лихо забрав торты, Питер уже успел куда-то ускакать. И вот, она оставалась наедине с юношей.
- Ну что же, стоит прогуляться, Вы так не думаете? Позволите составить Вам компанию?
- Да, конечно. Надеюсь, вам это не в тягость. - Робин снова улыбнулась, и даже не заметила, как румянец в очередной раз коснулся ее щек.
- Ну, как скажешь. - Наконец-то, можно был без всех этих "выканий". Продавщица даже как-то себя комфортней почувствовала.
- Знаешь, я всегда думала, что богатые - самовлюбленные индюки, которые дальше собственного носа не смотрят. И вообще, казалось, что они все одинаковые, и нужны им исключительно деньги, да и что б над бедными поиздеваться. Но я рада, что познакомилась с тобой, потому что это как-то изменило мое мнение по поводу аристократии. Теперь я знаю, что не все же не все люди относятся к одному шаблону. Вот... - Больше, ничего в голову не приходило. Растеряно осмотрев местность вокруг, взгляд вдруг остановился, а глаза прищурились, и выражение приняло недовольный вид. Этот сумасшедший... Не думала, что его смогу увидеть. Она до сих пор помнила этот случай. Он тогда ей все конечности не поотрезал. Надо же, в такой момент, и так настроение испоганить..

0

9

Питер присоединился к шумному танцу цирка, ведь шло бурное приготовление к первому выступлению в Лондоне. Все волновались, желая показать только лучшее, на что способны. Немногие способны веселиться непринужденно — только дети, по-настоящему богатые старики, чертовски красивые люди, извращенцы, люди, которые не в ладах с законом… В цирке можно было найти кого угодно – здесь были рады каждому, принимали такими, какие были – без вещей, калек, заплутавших и униженных. Они становились практически семьей. Семья — это не просто группа людей, которых соединяют узы крови и ссорят денежные вопросы. На самом деле это более глубокое понятие. Раньше у Питера была только Вэнди, а потом они встретили и других ребят. Джокер, Долл, Бист, Даггер, Джамбо, даже в некотором роде странный Снейк стали особо крепкой семьей, где каждый заботился друг о друге. Питер скользнул взглядом по палатке Кальмана – этот человек был еще угрюмее Снейка и намного загадочнее. Но вспыльчивому и ворчливому мальчишке он чем-то нравился, пожалуй, Пит его даже уважал. Он никогда не расспрашивал клоуна о его прошлом – здесь все старались его забыть, но иногда взгляд Кальмана просто наводил мурашки. Питер нашел свой костюм для выступления, как вдруг вспомнил, что в кармане у него лежит весьма интересная вещица. Питер сунул руку в карман и достал фарфоровое сердце. Оно как раз умещалось в кулак. Сочного вишнево-красного цвета,  в центре нарисована геральдическая синяя лилия. Мальчишка задумчиво потряс его, пытаясь понять, для чего же оно сделано. Но тут же раздался какой-то странный голос позади воробушка.
- Отдай его мне!
Питер аж подскочил, едва не выронив «статуэтку». Сначала ему показалось, что это Джокер над ним решил поиздеваться, но эти странные лиловые глаза… Он не знал этого человека. Вообще создавалось впечатление, будто он смотрит в два стеклышка, таких неприветливых и пустых, но полных решимости, что мальчишку аж к месту пригвоздило. Что ему надо? Что ему отдать? Откуда он вообще тут взялся… и вообще – кто он такой?
Внезапно юноша сообразил, что рука незнакомца тянется к предмету, сжимаемому в руке… к сердцу! Питер суеверно покосился сперва на то, что у него было в руке, а потом на выскочившего рыжего придурка из палатки Кальмана. Нет, клоун таким не страдал, издеваться не станет… И зачем он только взял это сердце! Вот точно – хочешь жить спокойно – не бери чужого. Юноша отшатнулся, врезался в ящики, после чего стрелой метнулся прочь оттуда. Ноги вынесли его к стоящим Чарльзу и Габриеле. Ух, может, этот псих отвяжется… Или пусть разбирается с владельцем магазина – он вернет этот подарочек. Питер вмиг оказался возле светлого юноши и впихнул ему в руки сердце. Кажется, его сейчас считают сумасшедшим, но этот ужас, который он ощутил, посмотрев в те глаза, еще не прошел.
- Спасите меня! – пискнул воробушек, как-то разом юркнув за спину Габриелы. Он сжал ее руку и немного успокоился.

0

10

Палатка Кальмана ---->>>

Дроссель не мог поверить – какой-то мальчишка стащил его сердце! Неужто этот воришка забрался в его магазин? Значит, он еще стоит? Кейнс ощутил резкий толчок в спину – кажется, это явный намек, чтобы он покинул палатку. Да и в самом деле, стоит подойти и забрать ту вещь, которая принадлежит ему. Мастер потерял равновесие, когда его толкнули, и упал на колени. Когда же он встал на ноги, то понял, что мальчишка попросту сбежал. Сощурив глаза, он пошел по направлении уже знакомом ему – туда, где оставлял его Джокер. Мальчишки не было видно, но Кейнс не собирался сдаваться.
Воспоминания так нелепы. Одни из них довольно смутные, другие абсолютно четкие, третьи слишком тягостны, и ты стараешься не думать о них, а некоторые настолько мучительны, что их не забыть никогда. Господин вручил ему алое сердце, сказав – что здесь что-то важное. Возможно, там хранилось все ненужное мастеру – воспоминания или чувства. Возможно, там была заперта его душа. Но, может быть, это всего лишь безделушка, почему-то так необходимая ему. Есть в воспоминаниях всякого человека такие вещи, которые он открывает не всем, а разве только друзьям. Есть и такие, которые он и друзьям не откроет, а разве только себе самому, да и то под секретом. Но есть, наконец, и такие, которые даже и себе человек открывать боится, и таких вещей у всякого порядочного человека довольно-таки накопится. Кейнс даже не мог похвастаться самыми банальными. А теперь, у него было туманно и будущее.
Наконец, он приметил поодаль того самого мальчишку, который подбежал к двум людям. Кейнс развернулся и в своей тихой неторопливой манере стал приближаться. Зачем он убегает? Не хочет отдавать сердце? Кейнс заметил, как Питер отдал сердце высокому юноше в белых одеждах, он стоял спиной. Мастер недоуменно приостановился, а затем вновь стал приближаться. Мальчишка заметил его и тут же юркнул за спину… Кейнс пытался вспомнить ее лицо, но все как в тумане. Интересно, где он мог ее видеть раньше? Кукольник подошел к ним и положил руку на плечо юноши, что держал в руках сердце. На какой-то миг ему показалось, что он и этого юношу уже раньше встречал…
Прошу вас, верните мне это. - тихо проговорил Дроссель.
А, может, и в самом деле, видел? Этот облик, этот… Он никак не может вспомнить, хотя это вертится в памяти где-то довольно близко. Увидев лицо юноши в профиль, когда тот немного повернулся к нему, Кейнс даже слегка отступил назад. Точно видел, но… Внезапно он вспомнил, воспоминание было ярким.
- Сэр Чарльз? – одними губами прошептал рыжий.

+1

11

- Нет, спасибо. Они не тяжелые. Не бойтесь, я их не уроню.
Грей даже не смог сообразить, как ответить на такую гениальную фразу. Девушка явно была незнакома с правилами приличия в высшем обществе, поэтому юноша лишь улыбнулся и убрал руку, не мешая Габриеле выходить.
- Ну почему же, не один вы такой. Я вот тоже ни разу не была в подобных местах.
- У меня отец слишком строгий был, и вообще, детство у меня было ужасное, мягко говоря, - граф улыбнулся, вспоминая свои еженедельные бои с пианино. Тогда парень научился скорее вести борьбу на выносливость, чем нормально играть. Но и инструмент был потом оценен по достоинству. Но это было тогда, когда Чарльза перестали заставлять, предоставив самому себе.
Юноша уже успел тихо порадоваться, что к нему наконец-то перестанут обращаться на «вы», и составить маршрут прогулки. Грей даже успел сделать несколько шагов от кареты, но услышал монолог девушки.
- Знаешь, я всегда думала, что богатые - самовлюбленные индюки, которые дальше собственного носа не смотрят. И вообще, казалось, что они все одинаковые, и нужны им исключительно деньги, да и чтоб над бедными поиздеваться. Но я рада, что познакомилась с тобой, потому что это как-то изменило мое мнение по поводу аристократии. Теперь я знаю, что, все же, не все люди относятся к одному шаблону. Вот...
Чарльз остановился, снова повернулся к Габриеле лицом и немного грустно улыбнулся.
- К сожалению, большинство аристократии – именно те, кого ты описала. Я иногда даже завидую обычным людям – им не приходится тесно общаться с этими олухами, - конец фразы потонул в грустном вздохе.
Как только речь заходила о жизни верхушки общества, граф разом скучнел, грустнел и расстраивался. Он понятия не имел, как кто-то может уважать столь самовлюбленных и напыщенных людей, совершенно не думающих о благосостоянии окружающих. Сам Грей терпеть этого не мог и старался помочь простым людям, а не сидеть за столом с кучей еды и с умным видом гадать – что же поможет стране?
Парень тряхнул головой, отгоняя ненужные мысли, и снова посмотрел на свою спутницу. Что-то в ее лице Чарльзу не понравилось. Через секунду он понял, что – девушка испуганно смотрела куда-то юноше за спину. Грей не на шутку испугался, успев представить себе и вырвавшегося из клетки тигра, и сошедшего с ума метателя ножей, и падающий купол шатра. Да, воображение у парня работало отлично, но не всегда в нужную сторону. Но тут на Чарльза налетел Питер, сунул ему что-то в руки и спрятался за спину Габриелы.
- Спасите меня!
Граф только раскрыл рот, чтобы спросить, что же такое страшное находилось у него за спиной, и отчитать циркача за то, что он прячется за спину беззащитной девушки, но тут ему на плече легла чья-то рука.
«Ну все», - парень мысленно простился с жизнью, пожалел, что забыл верную рапиру в карете, вернее, оставил целенаправленно – кто же в цирк с рапирой ходит-то – и чуть повернул голову, чтобы увидеть сзади стоящего человека.
- Сэр Чарльз?
А вот этот голос заставил Грея подскочить, рывком повернуться к говорившему и чуть не выронить вещицу, которую парень держал в руках. Вещью оказалось то самое нелюбимое юношей сердце. Чарльз механически опустил его в карман фрака и недоверчиво осмотрел человека. Те же рыжие волосы, то же лицо, только татуировка стерлась, и одежда другая. Но глаза граф бы не спутал ни с какими другими – лиловые, Грей их навсегда запомнил.
У Чарльза перехватило дыхание, потом парень опомнился и шумно выдохнул, все еще не веря в свою удачу.
- Кейнс, - не вопрос даже, а утверждение. Надо же – искать два года, а найти в цирке. Но выглядел рыжий, мягко говоря, потрепано. Как будто его недавно вытащили из хлама и принялись чинить. Но парень отогнал мгновенное желание вымыть, высушить и снабдить нормальной одеждой. Вместо этого он только весело улыбнулся и щелкнул кукольника по носу. – Не надо так официально. И вообще, что ты тут делаешь? – граф вдруг вспомнил о своих спутниках, повернулся к ним и одарил улыбкой уже их. – Прошу простить Дросселя. Питер, ничего, если он тоже будет присутствовать на представлении?

+1

12

- У меня отец слишком строгий был, и вообще, детство у меня было ужасное, мягко говоря.
- И у меня... - Немного грустно улыбнувшись, девушка снова предалась воспоминаниям. Стало так печально на душе, что даже хотелось заплакать. Но вряд ли она может себе это позволить. Скоро будет полтора года, как его не стало. А такое ощущение, будто проходит второй десяток лет со дня его смерти. Пришлось отвернуться, что б побороть слабость и удержаться от ненужных слез. Казалось, что если она заплачет, то кто-то обязательно даст ей подзатыльник, наругает, и скажет, что люди сильные духом не рыдают, а улыбаются и помогают другим. Попытавшись как-то привести свое состояние в норму, Габриела принялась растягивать щеки в стороны, как часто это делал отец. С облегчением поняв, что она переборола неприятное ей желание, она снова повернулась, улыбаясь во все свои тридцать два зуба.
- Какое у нас детство не было, но давайте не будем ворошить прошлое, и начнем наслаждаться моментом. - Дружески хлопнув по плечу, Робин стала снова оглядывать местность, и восхищаться яркими цветами шатров.
- Но все равно, мне кажется, что не все должно быть гладко в нашей жизни. А ты представляешь, как скучно было б, если все богатые были такими милыми, улыбчивыми. Как по мне, то это не интересно. Тогда было бы слишком легко и просто. А как по мне, то жить без трудностей могут лишь те, кто боятся их преодолевать. - Сказав это, Робин даже подняла указательный палец вверх, словно какой-то профессор, который открыл очередную истину жизни.
От не очень приятных воспоминаний, продавщицу отвлек знакомы голос, который просил о помощи.
-Питер? - Глядя на испуганного циркача, ей очень захотелось узнать, что же послужило для мальчишки источником страха. - Не волнуйся! - В голосе звучала уверенность. - Я за тебя любому конечности попереломаю. - Захрустев костяшками, она увидела, как этот самый, рыжий направляется к ним. Загородив Питера своей, и будучи готовой, напасть в любой момент, Габриела так же поняла, что этот странный и Чарльз были знакомы. Ели честно, то она удивилась. Ей даже в голову не приходило, как такой человек как он, может общаться с этим Кейнсом. Так его звали.
- Питер, ничего, если он тоже будет присутствовать на представлении?- Продавщица отошла в сторону, и повернулась к компании спиной. На лице было отчаянье с примесью несчастья. О Боже, я не хочу с ним сидеть. Кто знает, что ему в голову придет. Схватившись за лоб ладонью, девушка стала думать. Я надеюсь, что он меня не вспомнит. И я тоже не буду подавать виду, что знаю его. Тогда все пройдет хорошо. Надо просто посидеть час-два. Если что, сяду рядом с Чарльзом. Нет, я, конечно, могу постоять за себя, но надеюсь, что все же он не даст меня в обиду. Задумчиво посмотрев в вечернее небо, и схватившись за подбородок, она довольно кивнула, соглашаясь со своими мыслями. Хотя, я не была б настолько уверенна. Но, решено. Ударив кулаком по тыльной стороне ладони, Робин в очередной раз довольно кивнула, а после вернулась обратно к представителям сильного пола. Протянув Кейнсу ладонь для рукопожатия, Габриела мило улыбнулась, как будто дурных воспоминаний с его участием и не было.
- Я Габриела Робин! Будем знакомы!

0

13

Питер сам не понимал, почему он так испугался этих пустых глаз. Они были... одновременно живые, и не живые. Почти как в том видении в магазине кукол. Неужели она говорила о нем? Этот маньяк, который творит кукол? Ужас какой!
-Питер? Не волнуйся! Я за тебя любому конечности попереломаю.
Впервые Питер испытал какие-то по-настоящему дружеские и теплые чувства к чужому человеку - не члену их цирковой семьи. Сейчас он даже не задумывался об этом, но на самом деле, они уже так сдружились, что мальчик решил, что вот он - переломный момент. Всегда рано или поздно находится камень преткновения, который ломает все твои стереотипы и ты начинаешь меняться. Ради этого человека. потому что понимаешь, что он - особенный. Конечно, ни Габриела. ни Питер не были особенными в смысле чего-то яркого или того, что берется в описание этого слова в первую очередь. Они были особыми друг для друга - обладали такими качествами, которые заинтересоывали друг друга, а это самое главное. Какое дело им до этих серых личностей, мнящих себя знатью, когда им просто весело вместе. Да... они просто будут радоваться и изобретать новые приключения. По крайней мере, я на это надеюсь.
Питер взял Габриелу за руку. Ощутив ее теплую ладонь, он сразу стал чувствовать себя более уверенно. Он ожидал, что же будет теперь. Как было бы хорошо, чтобы он забрал эту безделушку и ушел, но... Питер ахнул - оказывается, рыжий и Чарльз были знакомы? Вот так дела... А чему он удивляется? Он мастер - делал кукол, граф - владелец магазина. Но что-то в этой истории быо странным - кажется, они словно давным-давно не встречались? Питер нахмурился.
– Прошу простить Дросселя. Питер, ничего, если он тоже будет присутствовать на представлении? - Питер заглянул в васильковые глаза графа и содрогнулся.
Ладно, Чарльз почетный гость, как я могу отказать ему. А то он припомнит мне еще. Чертова вежливость!
- Конечно, пусть остается. Только держите его подальше от... короче, присматривайте за ним. - буркнул Питер и добавил тихим шепотом. - Он какой-то неадекватный. Еще распугает всех зрителей.
Мальчишка почувствовал, как рука Робин выскользнула из его. Он удивленно посмотрел ей в спину. Стразу как-то стало прохладно и Пит поежился. Итак, у него есть еще полтора часа, чтобы подготовиться. Но воробушек не мог позволить себе бросить Габриелу в компании столь странных личностей, хотя к графу он относился более-менее доверчиво.
- Габриела, с тобой все в порядке? - шепотом осведомился мальчишка, подергав ее за рукав.

0

14

Дроссель стоял и смотрел в эти васильковые глаза, знакомые ему с той ночи, когда... Да, это было одноиз таких дел Кейнса, запоминающихся надолго. Едва он закончил свою первую куклу из стали, как ему пришлось совершить маленький переворот. Именно после всего этого мастер и познакомился с графом Греем. Он пригласил их к себе в поместье, после чего посетил кукольный магазин. Мастер прекрасно все это помнил. Но с тех пор он больше не встречал Чарльза, поскольку после той декабрьской ночи и провала...
- Кейнс. Не надо так официально. И вообще, что ты тут делаешь?
- Прошу меня простить. Как мне лучше называть вас? - слегка поклонился мастер.
В новой одежде было немного странно, даже движения выходили другими. Неловко спрятав пальцы на шарнирах в длинных растянутых рукавах, мастер неловко глянул на двух спутников графа вновь. Они, как и прочие, смотрели на него с недоверием и легкой неприязнью, или даже страхом. Пока мальчик и девушка как-то держались особняком, мастер тихо начал рассказывать графу о своем несчастье.
- Я... Меня сюда привез один из циркачей. Их врач смог починить меня. Я... я не справился с миссией, возложенной на меня господином. Я больше ему не нужен. - Дроссель рухнул на колени, будто ему обрезали нити. Он сидел и смотрел на землю. - А вы, граф? Вы пришли в цирк на представление?
Наконец, Кейнс заметил, как к ним чуть подвинулся мальчишка, которого граф назвал Питером. Что теперь делать мастеру? Может ли он рассчитывать на то, что сможет вновь вернуться к своему любимому занятию? Куклы были все его жизнью... Цел ли мой магазин?
- Конечно, пусть остается. Только держите его подальше от... короче, присматривайте за ним. Он какой-то неадекватный. Еще распугает всех зрителей. - донесся довольно резкий голосок мальчишки.
Кажется, вся эта затея ему не нравилось, тот даже ощерился. Однако, Кейнс услышал последние слова. Да что ты знаешь, мальчишка? Тебя никто никогда не учил манерам? Я все время вижу только такие взгляды. Ты не любишь людей? А ты не задумывался, что ты и сам похож на них? Невольно дернулась рука, нити обвили запястье паренька. Дроссель испытал нечто похожее на раздражение и даже гнев, но, возможно, это было просто отчаяние. Марионетка без господина. Он хотел сжать свои нити так, чтобы ему стало очень больно, чтобы эти тонкие ручки стали покрыты царапинами, из которых сочилась кровь. Он слишком долго был без действия, ему хочется убить. Однако, Кейнс словно ощутил на себе взгляд Грея, поэтому тут же убрал нити, надеясь, что мальчишка не почувствовал ничего. Тут же к ним подошла девушка, мастер заглянул ей в глаза. Казалось, ей стоило больших усилий протянуть ему руку. Но она сделала это и даже улыбнулась. Наверное, он должен испытать что-то похожее на благодарность.
- Я Габриела Робин! Будем знакомы!
- Дроссель... Кейнс. - попытался улыбнуться мастер.
Он осторожно взял ее за руку, заодно с ее помощью вновь поднимаясь на ноги. Едва он твердо встал, как поскорее убрал руку. Ему казалось, ей не совсем приятно держать его ладонь и пальцы с шарнирами. Опустив голову, Дроссель замер, пока не вспомнил, что у графа в руках до сих пор его сердце. Мастер осторожно прикоснулся к руке Чарльза и сердцу, после чего бросил быстрый взгляд на него.

0

15

- Какое у нас детство не было, но давайте не будем ворошить прошлое, и начнем наслаждаться моментом.
Грей мигнул и рассмеялся, согласно кивая.
- Ты просто мысли мои читаешь! – и раскинул руки в стороны. – Воспользуемся моментом и исследуем тут все до последнего кирпичика! – воодушевления Чарльзу сейчас хватило бы на нескольких графов.
- Но все равно, мне кажется, что не все должно быть гладко в нашей жизни. А ты представляешь, как скучно было б, если все богатые были такими милыми, улыбчивыми. Как по мне, то это не интересно. Тогда было бы слишком легко и просто. А как по мне, то жить без трудностей могут лишь те, кто боятся их преодолевать.
Парень опять кивнул, чуть задумавшись. Он действительно представлял, что было бы, будь каждый аристократ милым добрым юношей, даже невзирая на возраст. Получалось, во-первых, не очень правдоподобно, во-вторых, очень непривычно. Грей хмыкнул, пожал плечами и улыбнулся.
- Трудно вообще представить, - граф признался, разведя руками и глядя на шатер. – Но ты права.

Чарльз задумчиво следил за Питером и Габриелой, защищающих друг друга от неизвестного и, как им казалось, неадекватного человека. Парень понимал испуг его знакомых, ведь ему самому приходилось испытывать подобное. Один раз, запомнившийся навсегда.
«Интересно, как он там?» - мысль была мимолетной, граф даже не придал ей значение.
- Прошу меня простить. Как мне лучше называть вас?
Эта фраза вывела парня из задумчивости и оборвала начавшее проявляться воспоминание. Образ человека канул в туман человеческой памяти, так и не вспомнившись до конца. Кем он был? Когда? Где? Грей мотнул головой, отгоняя рой вопросов подальше и усмехнулся.
- Как-как? Чарльз. Просто Чарльз, - юноша вздохнул и тепло улыбнулся. День был слишком полон эмоциями, даже неутомимый и вечно веселый граф начал уставать.
- Я... Меня сюда привез один из циркачей. Их врач смог починить меня. Я... я не справился с миссией, возложенной на меня господином. Я больше ему не нужен, - Чарльз удивленно проследил за упавшим на колени кукольником. - А вы, граф? Вы пришли в цирк на представление?
- Вот оно как, - Грей подхватил Кейнса за руки и поднял. – Да, первый раз посещу цирк! – прозвучало гордо и немного напыщенно, но граф даже порадовался – таким событием действительно можно гордиться. – Спасибо Питеру, что пригласил, - Чарльз улыбнулся, подбадривая циркача и стоящую рядом девушку.

- Конечно, пусть остается. Только держите его подальше от... короче, присматривайте за ним. Он какой-то неадекватный. Еще распугает всех зрителей.
Юноша покачал головой и укоризненно посмотрел на Питера. Так выражаться было не очень прилично, но свое мнение граф решил пока придержать, ограничившись кивком.
- Не бойтесь, Дросс мирный, - Грей со смехом похлопал рыжего по плечу. Было немного непривычно видеть его в поношенной кофте. Да и без цилиндра тоже. А вот последнее Чарльз тут же исправил, надев на кукольника свой цилиндр, который уже порядком парню надоел.
«Как-то странно Габриела себя ведет. Неужели настолько боится?» - юноша чуть поклонился девушке и сделал шаг в ее сторону.
- Может, все же осмотрим цирк? – Грей подал девушке руку, приглашая на прогулку. – Все же, мы с тобой первый раз в цирке, не хочется ничего пропустить, - и тепло улыбнулся. – Дросс, может, подождешь нас тут? Мы ненадолго, - парень добродушно кивнул Питеру и Дроссу.
В конце концов, скоро должно было начаться представление, а уже после граф сможет расспросить рыжего обо всем, что произошло два года назад.

0

16

Все же действительно правду говорят, что первое впечатление обманчиво. Девушка даже не думала, что может испытывать к такому человеку как Чарльз, дружескую симпатию. Правда жаль, что с такими как он и Питер она познакомилась не сразу. Возможно, и жизнь в Лондоне ей куда лучше далась, с их поддержкой и общением. Вот чьей компании ей так не хватало. И где же вы были-то раньше?
Питер жутко волновался, и девушка его прекрасно понимала, сама в такой ситуации была, хотя, ее положение было куда хуже. Недовольно посмотрев жутковатого рыжего паренька, девушка состроила недовольное выражение лица. Если он применит что-нибудь из своих фокусов, то мало не покажется. Хотя, если Чарльз знает этого рыжего, то и знает о его возможностях. И если ситуация начнет выходить из-под контроля, тот должен будет остановить его. По крайней мере, мне так подсказывает мое женское чутье.
- Питер! Как тебе не стыдно! - Наградив за грубость легким ударом по его макушке, Робин недовольно глянула на паренька и даже нависла над ним, как черная тучка. Конечно, этот незнакомец ей тоже показался подозрительным, но все же она не старается сдерживать свои эмоции. - Настоящие мужчины никогда не позволяют себе так выражаться. - Посмотрев на циркача взглядом сварливой матери, Габриела все же дружелюбно улыбнулась, и потрепала его по голове.
- М, вот как. Рада знакомству! -  Выдавив из себя фразу и доброжелательную улыбку, после рукопожатия, продавщица отошла подальше и услышала вопрос Питера.
- Что? Я?! - Возможно, получилось, даже громче чем хотелось. Девушка нервно и громко засмеялась, пытаясь хоть как-то доказать, что она абсолютно в порядке, да еще и не нервничает. Но получилось не убедительно. Хотя, Робин была уверена, что смогла доказать всю свою адекватность состояния. - Да что ты такое говоришь! Конечно, со мной все в порядке! - Вспоминая холодные ладони Кейнса, даже глаз левый задергался. Но она продолжала невозмутимо улыбаться, хоть и натянуто.
- Может, все же осмотрим цирк? - Девушка сначала слегка растерялась, но все же смогла сохранить спокойствие, и даже не покраснела, чему была необычайно счастлива. Протянув руку в ответ, продавщица улыбнулась, и слегка кивнула головой, после, кинув взгляд на Дросселя. Рука Чарльза, в отличие от этого загадочного рыжего молодого человека была теплой, что говорило о принадлежности Графа к живым людям. А вот сказать действительно ли в Кейнсе бьется настоящее сердце или нет трудно.

офф: прошу прощение за жуткую задержку. у меня начался сезон литературного истощения х.х

+1

17

Питер смотрел на это чудо… Техники? Магии? Современного искусства? Злых сил? Или же напротив, божьей шутки? Гадать можно было бесконечно, но ответ вряд ли найдется, ведь даже сам Кейнс наверняка не знает о себе. Более того, в пустом взгляде стеклянных глаз было полно уверенности – он считал себя человеком. В любом случае, чьим бы он приятелем не был, каким бы там искусством не владел, Пит не станет относиться к нему как-то радушно. Он и с людьми не мог найти общего языка, а тут кукла. Презрительно фыркнув, мальчишка стал всматриваться в толпу, чтобы обнаружить в нем знакомый силуэт сестры. Упрек Габриелы он воспринял весьма удивленно.
- Питер! Как тебе не стыдно! Настоящие мужчины никогда не позволяют себе так выражаться.
- Еще чего! Почему это мне должно быть стыдно? И перед кем? Перед недочеловеком что ли? – разбушевался он вновь. – Мужчина, это прежде всего силы, ловкость и умение постоять за себя и тех, кто ему дорог. Вежливость – это удел слабых. Нечего тут церемониться.
Лихо поправив шляпу, он тряхнул перьями на ней и тут же гордо задрал нос, что свидетельствовало о том, что его не переубедить. В такие моменты Вэнди называла брата бараном, что было ничуть не приукрашено. Мальчишка так же с ревностью смотрел, как граф пригласил его знакомую прогуляться. Пускай же, мне-то что. Торты все равно у нас. – но даже этот аргумент не особо убедил паренька не дуться. Что самое главное – эти двое уходят, а воробушек остается со странным типом. Это ни в какие ворота не влезало. Он покосился на Кейнса, явно с неодобрением.
- Ну, вы тут не заблудитесь и не ходите к шатрам, там личная территория. А я пойду, пора готовиться к выступлению.
Паренек бросил еще парочку недовольных взглядов на девушку с графом и пошел в сторону палатки для тренировок. Да, вот как вылазка в город обернулась для него в этот раз… Даже забавно. Интересно, будут ли они еще общаться с Габриелой или это просто так? Питер давно никого нового к себе не подпускал, а тут такое. Мальчишка предпочел пока не думать ни о чем, а просто сосредоточиться. Итак, важное выступление в крупном городе, столице Великобритании…
- Привет, ты где все это время пропадал? – к мальчику подошла сестра.
Питер вздрогнул – как обычно это делал, когда кто-то отвлекал его от мыслей. Растрепав волосы, он исподлобья глянул на сестру, а потом дерзко усмехнулся.
- В городе. Принес нам много всего сладкого.
- Питер, ты же обещал!..
- Что ты сразу начинаешь! Это моя новая знакомая, сама захотела, я что, буду препятствовать? Она работает в магазине сладостей. А я пригласил ее на представление.
- В самом деле?
- Не веришь – пойди да спроси, - привычно надулся мальчишка и стал делать растяжку.
Он почувствовал, как сестра успокоилась и присоединилась к нему. Он тут же остыл – уж на кого-кого, а на сестру он не мог долго злиться.

---->>> Шатер для тренировок.

Отредактировано Peter (2011-07-02 16:41:13)

0

18

Ночной дождь… Он такой необыкновенный. Ты его не видишь, но слышишь, как он шуршит, соприкасаясь с крышами домов, листвой деревьев, травой, мощеной камнями улицей… Все погружено в этот умиротворяющий шорох. Хочется, чтобы этот момент длился вечность. И эти удары грома в грозу. Вспышка словно пробуждает от печальных мыслей, а удар грома подобно биению сердца. В груди у кукольника уже давно ничего не билось, но сейчас, смотря на свое сердце, все еще находящееся в руках графа, мастер задумывался об этом. Сейчас он чувствовал себя гораздо лучше, чем тогда в поместье. Само оно было окутано какой-то зловещей странностью, которой мастер так и не смог понять. Но, уехав оттуда, ему стало легче…
Сейчас он ощущал себя все равно странно, но ощущения были в новинку. Вот он стоит среди людей, правда, кажется, только граф Грей его не боится. Девушка все же тоже старается быть вежливой, но он понимает, что и ей жутко смотреть в его глаза. Опустив взор, так кротко. Как он это дела при своем бывшем хозяине, Кейнс вдруг ощутил, как ему на голову что-то опустилось. Цилиндр графа! Мастер был очень благодарен ему за это…
- Сэр… Чарльз, не могли бы вы мне вернуть то, что держите в руке? – тихо попросил Кейнс.
Его одежда, все пропало, рассеялось, как дым. То, кем он был при господине, теперь вновь пропало. Он остался совсем один и без своих кукол. Он даже не знает, цел ли его магазин. Хотелось бы верить, что он придет и найдет там хоть что-то. Какая-то странная тоска обуяла его. Будто бы он уже когда-то возвращался на порог дома, где раньше жил, а вместо этого обнаруживал там только одни руины. Камни, единственное, что крепко продолжало стоять, правда, уже кладка кое-где распалась.
- Построй мост из крепкого камня, моя милая леди. Будет долго мост стоять, мост стоять… - едва слышно вздохнул мастер. – Будет долго мост стоять. Моя милая леди…
И вновь эта песенка. Почему она была так важна для него? Такое чувство, что он держался за это последнее воспоминание, как за соломинку, которая могла спасти, но не спасала. Подняв голову вверх, когда циркач, девушка и граф уже ушли, Кейнс приметил, что собираются тучи. Ветер усилился и теперь ленты и флажки на куполе цирка стояли параллельно земле; ветер шумел. Но не был агрессивным. Он нес перемены в погоде – вот уже два дня погода держалась солнечная, но теперь же вновь сгущались тучи. Кому-то это могло показаться печальным, а мастеру нравилось. Легкая туманность, сырой воздух… Мелодия скрипки и пианино в душе. Как ему не хватало того, что было… Он надеялся вернуться хотя бы к работе над куклами. А ведь где-то сейчас должна быть его куколка Натали… и Жозефина. Когда Кейнс вновь опустил голову, то понял. Что остался один. Посреди незнакомого места, теперь вновь один. Он вернулся и сел ан те ящики, где оставил его Джокер. Да кто он такой, чтобы на что-то претендовать? Просто марионетка, пора это признать, глупец.

0

19

- Сэр… Чарльз, не могли бы вы мне вернуть то, что держите в руке?
- А, да, конечно, - юноша улыбнулся и протянул Дросселю фарфоровое сердце. Внутри сразу стало намного спокойнее. Как будто Грей избавился от чего-то опасного.
«Ну, по крайней мере, я теперь точно знаю, что это вещь рыжика, - Чарльз незаметно облегченно выдохнул. – Хорошо, что я ее так и не выбросил»
Грей стоял и наблюдал, как Питер выдал возмущенную тираду и удалился. Надо признать, очень эффектно, на взгляд графа. Что же, все равно он собирался тоже уходить. Что касается Габриелы, то девушка весьма тепло приняла приглашение прогуляться, чему Чарльз был очень рад. Можно даже сказать, по-детски счастлив.
«Что же, день действительно насыщенный», - вспоминая утренний прием, парень немного поежился и бодро улыбнулся. Как же прекрасно! Он скоро сможет сопроводить принцессу, что является величайшей честью, да еще и в Ирландию. В осеннюю Ирландию, что радует еще больше. Грей до сих пор не мог до конца поверить, что Королева действительно согласилась.
«Интересно, а что за тем шатром? – юноша уверенно шагнул в выбранном направлении, уводя с собой свою спутницу. Невооруженным глазом было видно, что ей было неприятно находится рядом с Кейнсом. – В крайнем случае, во время выступления сяду между ними»
Графу было немного неловко опять оставлять рыжего в одиночестве, да еще и после такого недружелюбного приема Питером и реакции на Дросса Габриелы.
«Потом обязательно с ним поговорю»

Прогуливаться по территории цирка было крайне занимательно, тем более, что Чарльз оказался тут впервые. Для парня, как и для его спутницы, все здесь было в новинку. Приятно было вновь оказаться детьми, ведь вся атмосфера этого места была пропитана весельем и восторгом юных будущих зрителей.
- Ну как тебе тут? – парень чуть повернул голову к Габриеле и задорно улыбнулся. – Не думал, что простая прогулка по территории цирка – это настолько весело.
Тем временем парочка уже успела обойти практически весь цирк вдоль и поперек раза два, а то и три. К удивлению Грея, ему до сих пор не надоело. Напротив, хотелось поделиться переполняющими эмоциями. Даже странно, ведь совсем недавно юноша был крайне усталым и истощенным в плане эмоций.
- Скоро начнется выступление. Предлагаю забрать Дросса и идти к главному шатру, - с этими словами Чарльз чуть замедлил шаг. – Либо еще немного погуляем, а потом же пойдем, - теперь Габриела должна сама выбирать, какой вариант ей по душе.
«Как жаль, что я не познакомился с Габриелой раньше. Много раз ведь проходил мимо кондитерской»
Но граф быстро отогнал такие мысли подальше – ведь познакомился уже. А жалеть о прошлом, тем более, которого не было, было не в правилах Грей. Парень предпочитал жить настоящим и радоваться тому, что происходит в данный момент, у него на глазах.
- Надеюсь, ты не возражаешь, если я буду почаще заходить в кондитерскую? – юноша тепло улыбнулся, обращаясь к своей спутнице. Находится в обществе этой удивительной девушки было приятно и не в тягость, в отличие от аристократических особ того же пола.

Чарльз глянул на часы – до выступления оставалось всего ничего. Вокруг сновали циркачи, доделывая последние штрихи и приводя себя в окончательно готовый вид. Да и публика начала прибывать – у входа уже собралась небольшая толпа людей. И практически все они были с детьми, что вызвало у Грея улыбку.
«Вернусь в поместье и расскажу о своих похождениях. Вот все удивятся-то, - парень мечтательно улыбнулся, представляя выражения лиц своих слуг. – Хотя, вряд ли. Они ведь знают мою натуру», - эта мысль, тем не менее, не омрачила настроения графа.

0

20

-... Нечего тут церемониться.- Неисправимый вредный мальчишка... Она хотела было сказать вслух, но все же решила промолчать. Ведь сама такой когда-то была: вредной, постоянно ругалась со взрослыми, к тому же и девчонок дразнила. Ну, ничего, как-нибудь сам вырастет, и тоже вечно будет бурчать невежливой молодежи! Улыбнувшись своей мысли, девушка провела взглядом уходящего Питера, который явно чем-то был недоволен. Но ведь дело это поправимое. Вот как попробует сладостей, то на душе станет легче. Я в этом даже не сомневаюсь. Согласившись сама с собой, Габриела даже кивнула.
- Ну как тебе тут?- Наверное, и так все было ясно, по сияющему выражению лица девушки. Но все же она не пренебрегла случаем поделиться впечатлением от посещения новой местности.
- Очень нравится! Все же я скучала по таким пейзажам! Почти как у меня в деревне. - С некой задумчивостью протянувши, продавщица все же осознала всю глубину своей ошибки. Черт побери, и как я умудрилась такое сказать. Наверное, после таких слов вряд ли со мной он станет общаться... Смастерив скептическое выражение лица, Робин сложила руки на груди и предалась очередным раздумьям. Нет, сейчас точно пнет под пятую точку, да еще что-то напоследок скажет. Хотя... Серые глаза принялись изучать небо, залитое цветом заката. Он же не такой как все те напыщенные толстосумы, и я надеюсь, что, не смотря на мое происхождение, Чарльз не перестанет видеть со мной личность, и будет разговаривать как раньше. Именно такого поворота событий, конечно же, больше всего хотелось. Взявшись за подбородок, Габриела кивнула, в очередной раз, согласившись с собой, а заодно прослушав половину речи Чарльза.
-...немного погуляем, а потом же пойдем. - Единственное, что посчастливилось услышать продавщице.
-Да, я думаю, что это было б неплохо. К тому же, уже начинает темнеть, а времени осталось не так уж и много, поэтому, пока еще есть пару минут, давай напоследок все осмотрим. Ведь, наверное, каждый день сюда приходить мы не сможем. Ну, по крайней мере, я... Хоть и идти тут не так уж и много, но с моей ориентацией на новой местности есть большой шанс заблудиться. - Привыкшая к большим дистанциям и всевозможным указателям, ну или на худой конец к карте, Габриела была достаточно ценным человеком в походе. По крайней мере, так считала она сама. А то еще в лесу придется ночевать. Моя бедная и ранимая душа этого не выдержит.
Остановившись, девушка уселась на траву, от которой веяло вечерней прохладой. - Глупая женская обувь! - Пробубнив под нос, Робин, наконец, стянула неудобные туфли, которые были словно деревянные колоши размером меньше. - Будь моя воля, я б вообще сапоги носила! Но глупый этикет...  Нет, он конечно не глупый, без него было б все куда хуже. Но по мне, люди должны носить в первую очередь то, что удобно, а не что нужно.- Пожав плечами, Габриела стала обратно в вертикальное положение, и отряхнула платье от мелких зеленых травинок. - Надеюсь, ты не против. - Немного озадаченно взглянув на Чарльза, продавщица спрятала свою потертую обувь за спину. Наверное, было даже немного стыдно за свой потертый элемент гардероба. Но это чувство быстро исчезло, благодаря приятной осенней траве, которая еще не пожелтела. И все же, так намного лучше!
- Надеюсь, ты не возражаешь, если я буду почаще заходить в кондитерскую? –
- Ты еще и спрашиваешь?! Конечно можно, даже нужно! Ведь без тебя и без Питера мне совсем грустно будет. У меня ведь, кроме вас и Босса из знакомых в Лондоне больше нет. Поэтому я буду очень рада, если мы будем общаться и дальше!- Робин была очень рада, что ей посчастливилось познакомиться с такими как Питер и Чарльз. Люди совершенно разные, но жуть какие интересные, занимательные, и неподражаемые.
- Слушай, Чарльз, а о чем ты мечтал в детстве? Ну, мне так, чисто интересно. О чем мечтают дети, у которых почти все есть. - В очередной раз, подняв уголки миллиметров на три, девушка с интересом принялась наблюдать за собеседником.

0


Вы здесь » Dark Butler.War Of Her Majesty. » Архив Квестов и Флеш-беков » Площадка позади шатра