Dark Butler.War Of Her Majesty.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кабинет

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Небольшая, строго обставленная комната - личный кабинет Сиэля Фантомхайва, где обычно принимаются наиболее важные решения по поводу бизнеса и прочих неотложных дел.

0

2

Начало игры.

Элегантный мужчина викторианской эпохи обязан менять костюм по несколько раз за день. Так же он обязан иметь в своём гардеробе пару десятков костюмов – повседневных и выходных. Детям позволяется куда меньший гардероб и куда более редкая смена костюмов за день, но.. Есть одно но. Юному Фантомхайву уже исполнилось 15 лет и приближалось 16-летие, так что негласные законы  Высшего Света обязывали сменить гардероб. Именно поэтому не так давно родовое гнездо графа пережило приезд несравненной Нины Хопкинс. И именно сегодня пришли результаты её работы.
Мисс Хопкинс Себастьян не любил – она постоянно старалась навязать какие-то свои идеи, обрядить в то, что положение в обществе просто запрещало. Ещё одним большим минусом кутюрье было то, что она была чересчур громкой и слишком наглой. Однако, даже у этой особы были большие плюсы. Во-первых, она сдерживала в тайне все необычные заказы Цепного Пса – в то числе и так нелюбимое им платье из розового муслина. Во-вторых, и это было самым главным, мисс Нина искренне восхищалась кукольной внешностью мальчика и негласно разделяла тайные пристрастия дворецкого – элегантные наряды с изысканными жабо, кружевами, лентами и цветами, которые невероятно смотрелись на графе, оттеняя его красоту. Но сейчас ситуация было несколько иной..
Тихо мурлыкая под нос ненавязчивый мотив, Михаэлис вошёл в гардеробную, аккуратно раскладывая вокруг несколько костюмов и коробки с головными уборами и обувью – он только что забрал их от курьера и уже успел зайти в кабинет, приглашая юного господина на примерку.  Костюмы были другими, не такими, к каким привык граф – это уже не шорты, а укороченные брюки, покрой сюртуков более сдержанный, меньше украшений, что, честно говоря, дворецкого несколько расстраивало, цветовая гамма несколько изменилась. Так же на замену лентам пришло несколько шейных платков, словно символизирующих, что пора детства официально закончилась.
Впрочем, несколько ухудшившееся настроение демона быстро пошло на поправку, когда среди пресных костюмов обнаружилось и несколько выходных, изобилирующих кружевами, лентами и атласной оторочкой. Себастьян прямо таки предвкушал, как будет наряжать графа в это великолепие, словно большую, дорогую куклу, так удивительно похожую на живого человека. И в какой-то мере это занятие можно было считать самым приятным во всей работе дворецкого. Конечно после расправы над врагами, порой превращающейся в кровавую баню, которую нередко называли «пляской демона». Впрочем, сейчас враги находились слишком далеко и не особо мешались, так что можно было заняться совершенно иным, но приносящим не меньше удовольствия делом. Главное не показывать того, что это нравится.
Остановив свой выбор на костюме тёмно-синего цвета, с голубой и белой отделкой, и соответствующей ему рубашке, состоявшей, как казалось из одних, словно пенящихся, кружев жабо, дворецкий спешно стёр с лица наидовольнейшую улыбку и заглушил мурлыканье, «надевая» привычную маску идеального дворецкого. Пройдя к двери, ведущей в спальню, Михаэлис распахнул её, склоняясь в поклоне – Милорд, всё готово, прошу Вас.

0

3

Специфичное лондонское утро. Солнце яркое, настойчивое и до того холодное, что в лютой низкой температуре своей выцвело, приобретая белесые пятна. Грубые плотные лучи врывались в небольшую комнату, беззвучно разбиваясь на стеклянные осколки об поверхность различных предметов. Скука. Что в стенах опостылого кабинета, что за окном, откуда открывается вид на убогие голые кусты да дорожки, застеленные почерневшими жухлыми листьями.
Нехотя окинув непримечательно строгое помещение усталым взглядом, Сиэль тяжело выдохнул и спрятал лицо в ладонях. Лучше пребывать так, в седой тьме, чем ещё чуть дольше видеть эти чертовы стены, тяжелые темные шторы, отбрасывающие тень на старинную дверь и стол, эмалированная поверхность которого с тысячами маленьких царапин едва ли проглядывает сквозь бумажные баррикады документов. Уныние.
Он вполне мог бы сегодня ни свет, ни заря уехать по городским делам, посетив нерадужный Скотланд – Ярд, чудака Гробовщика и просто измерить местные красоты неторопливыми шагами. Все планы, как бы банально ни звучало, подобно карточному домику, разрушила неудержимая и совершенно неуправляемая женщина – модельер. Она чем-то походила на драгоценную невесту Миддлфорд, когда последняя испытывает всемирную радость и сметает все на своем пути для достижения цели. Но если леди Элизабет имеет на это железное алиби и, в принципе, не вызывает обильных негативных эмоций, то раннее упомянутая Нина Хопкинс заставляет вздрагивать и погружаться в конфуз. Однако, есть у неё и плюсы в виде пылкой преданности работе, которая, уже, пожалуй, совершенно неразрывно связана со смыслом существования. Из-за этого стоило оставаться сегодня в стенах поместья и принимать её труды. Сколько уже времени? Отлично, с минуты на минуту…
– Милорд, всё готово, прошу Вас.
Собственно, вот она – желаемая фраза. Высокий бледный мужчина с исключительно приятной наружностью распахнул тяжелые двери, словно стеклянные створки и, изящно поклонившись, пригласил Сиэля покинуть кабинет, чему молодой граф был несказанно рад. Мальчик медленно опустил руки, ладонями тут же упираясь в блестящую гладь стола и неспешно приподнимаясь. Хоть на лице и не было видно, все же душа ликовала: он наконец-то покинет это скучное место и займется хоть чем-то, даже если смысл занятия будет заключаться в стоянии на высоком стуле, будто каменный истукан. Зато можно будет расспросить Себастьяна о положении свежих дел и выстроить дальнейший план работы, которого, к слову, немного не хватало.
Пока Фантомхайв шествовал вдоль длинных витиеватых коридоров, из-под чьих каблуков доносился звонкий тяжелый стук, бледное противное солнце провожало его, навязчиво возвращая скуку, словно сломанную, но ранее проданную вещь. Определенно, сегодня небесное светило ведет себя отвратительно... Нет, граф вовсе не является ненавистником естественных лучей, просто сегодня они так бесцеремонны, что заставляют раздраженно скрипнуть зубами и спрятаться за тяжелой тканью штор и занавесей. Все это кажется настолько заученным и обыденным, что в противовес столь светлому дню ему вдруг захотелось выйти поздним вечером в сад и излишний раз ощутить холодные узкие дорожки под ногами, визуально подрезанные черными лапами розовых кустов. Как только все легкие дела будут закончены, а на улице воцарятся густые сумерки, можно будет увлечься столь странным, но, пожалуй, необходимым отдыхом.

0