Dark Butler.War Of Her Majesty.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Butler.War Of Her Majesty. » Архив Квестов и Флеш-беков » Королевский сад


Королевский сад

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Обширнейший и очень красочный сад - здесь можно отыскать и очаровательные клумбы с самыми разными цветами, а растительный лабиринт, и даже искусственное озеро с водопадами.

0

2

В саду Букингемского дворца было тихо и безлюдно. Только один человек прогуливался по вымощенным мелкой галькой тропинкам – граф Чарльз Грей заехал во дворец с целью отчитаться Королеве о выполненном задании. Но в приемной ему сказали, что Ее Величество с раннего утра изволит решать важные государственные проблемы, и ей сейчас не до Грея. Будь на месте Королевы кто-нибудь другой, Чарльз непременно бы устроил скандал и пробился в кабинет силой, но воля Ее Величества – закон, нерушимое правило. Поэтому граф улыбнулся секретарю и сообщил, что прогуляется в таком случае по саду.
По случаю несостоявшейся пока аудиенции Грей облачился в строгий черный фрак, черную же накрахмаленную рубашку с тщательно разглаженным воротничком-стоечкой и застегнутыми серебряными миниатюрными запонками манжетами, черные брюки с еще не разгладившимися аккуратными стрелками и начищенные до блеска туфли. На шею граф повязал алый платок-галстук с вышитым серебром гербом Королевы, приколотый серебряной иглой, а ненужный пока цилиндр держал в руке. Все эти формальные официальные облачения Чарльз терпеть не мог и появлялся в таком виде только перед Ее Величеством. Но если приходилось все же выбраться на уж совершенно официальный прием, все должно было быть на высшем уровне, со свойственной Грею аккуратностью и тщательностью.
Порыв ветра сорвал с увядающих в эту пору роз несколько лепестков и растрепал графу волосы. Чарльз механически потянулся их пригладить. За летний отпуск, проведенный на лоне природы, и так слишком светлые волосы успели выгореть до серебристого оттенка и отрасти до середины лопаток. Новая длина юноше понравилась, и теперь каждым утром отводилось десять минут на приведение шевелюры в божеский вид, а стянутые в аккуратный хвост волосы граф перекидывал через одно из плеч. Получалось довольно мило, что только прибавило персоне Грея внимания среди высшего общества.
«Прекрасное утро, - Чарльз, прикрыв затянутой в черную перчатку ладонью глаза, посмотрел на чисто голубое, без единой тучки, небо и радостно улыбнулся. – Не зря я решил выбраться к Королеве именно сейчас. А по пути домой можно будет заехать в ту замечательную кондитерскую, которую я приметил недавно на набережной, и купить маленький тортик»
От мысли о любимых сладостях и прекрасных планах Чарльзу захотелось засмеяться, раскинуть руки и закружиться. Но граф все же вспомнил, где он находится, и решил оставить радость до возвращения домой. Правда, в особняке его опять загрузят нудной рутинной разборкой счетов, писем и всевозможных приглашений, отчего приезд домой откладывался до обеда. А вечером можно сбежать на какую-нибудь вечеринку. В общем, планов было много, и привыкший к такой жизни граф довольно улыбался и мурлыкал под нос недавно услышанную песенку.
«В такие моменты понимаешь, что жизнь удалась, - Чарльз мысленно засмеялся и продолжил свой путь, любуясь красотой осеннего сада и наслаждаясь свежестью чистого воздуха. - Сегодня непременно случится что-то интересное»

+2

3

Нет вещи более прекрасной, чем сад ранней осенью. Медленно увядающая природа, ещё хранящая отголоски летней красоты, но уже предчувствующая приближение скорой смерти.
Этим утром принцессе невероятно захотелось прогуляться по саду.  Знаете, бывает такое, когда открываешь глаза утром, и голову внезапно посещает мысль. И уже не можешь ни заснуть снова, ни даже поесть нормально - мысль назойливой мухой жужжит и жужжит. Беатрис не была склонна к таким вот неясным утренним порывам, но мысль о саде не давала покоя. Стоило девушке окунуться с головой в эту неповторимую атмосферу прекрасно-увядающей природы как её захватило невероятное умиротворение и ощущение некой правильности всего происходящего.
Движимая единой мыслью, принцесса не особо думала о выборе платья. Да и перед кем можно красоваться в десять часов утра в саду. Придворные начнут просыпаться ближе к полудню, слуги не рискнут побеспокоить покой принцессы. Нежно-голубое платье, приталенное, как и положено модному платью, но при этом фигура принцессы не была перетянута корсетом, как обычно бывало на балах. Узкая юбка не позволяла делать большие шаги, рукава напротив, были довольно широкими. Но платье, несмотря на всю свою красоту, не были предназначено для долгих утренних прогулок, когда солнце уже не греет а земля успевает за ночь замерзнуть. Принцесса начала потихоньку замерзать, и уже начала прикидывать пути отступления обратно в замок.
Длинный подол платья тихо шуршал по гравию. Этот звук, казалось, поглощал все остальные звуки, во всяком случае, ничего другого до слуха принцессы не доносилось. Ветер трепал волосы девушки, перекладывая отдельные пряди снова и снова. Одна, особо упорная, всё пыталась лечь так, что бы закрывать правый глаз. Принцесса приостановилась, что бы заправить надоедливую прядь за ухо, и тут, во внезапно пробившейся через шорох гравия тишине послышались чужие шаги. Возле поворота мелькнула чья-то фигура, а принцесса постаралась принять как можно более непринуждённый вид.

0

4

Грей шел по дорожке, заложив руки за спину, и улыбался, глядя в небо. Осень – замечательная пора. В поместье на днях надо будет устроить генеральную уборку и заставить ленивых слуг полазать по всем закуткам, а чуть позднее можно начать собирать листья в огромные кучи и валяться в них, вспоминая детство и наслаждаясь запахом подмерзающей почвы и прелости. А потом сидеть у камина, завернувшись в плед, отогреваться и прихлебывать горячий чай. А еще засыпать под шуршание затяжных осенних дождей, плутать в тумане и сидеть на берегу холодного уже озера. А еще к осени прибавляется работы, и приходится чаще разъезжать по всей Англии, выполняя поручения Королевы, бывать на шумных приемах… Именно такая жизнь казалась графу замечательной, именно в такое время Грей чаще обычного менял галстуки и смеялся.
«Глупые и бедные люди, не понимающие прелести этого времени года», - Грей вспомнил недавно виденную в художественном салоне картину, и подумал, что ее стоит все же купить.
Вдруг Чарльз уловил легкое шуршание материи по гравию, остановился и повернулся на звук.
- Принцесса Беатрис? – граф удивленно моргнул. – Так рано?
Но секунду спустя Чарльз осознал свою ошибку – настолько вульгарное поведение с самой принцессой! Где же это видано? Грей настолько задумался о природе, что напрочь забыл об этикете и манерах, которых так ревностно придерживался на вечеринках и прочих мероприятиях. Чтобы скрыть смущение, юноша поспешно поклонился и произнес уже более учтивым тоном:
- Прошу простить мое поведение, Ваше Высочество. Я искренне сожалею, - а выпрямляясь, Грей очаровательно улыбнулся.
Беатрис была очаровательна. Нет, даже не так – прекрасна. Да и этим словом не описать девушку. В распущенных волосах запутались лепестки роз, нежно-голубое платье подчеркивало изящную фигуру, а солнечный свет создавал вокруг нее мягко светящийся, еле заметный ореол.
Грей встречался со многими девушками. Но была одна загвоздка – ни одну из них он не воспринимал всерьез, Чарльз всего лишь играл. Но нельзя списывать все на черствость и циничность, ни в коем случае. Просто граф не любил быть серьезным, а иначе все увидят не милого, веселого и приветливого юношу, а жестокого убийцу, личного исполнителя Королевы. Чарльз искренне считал, что в высшем обществе и так хватит хмурых и нудных персон. Так вот, отправной точкой в «игре» считалось первое проявление чувств девушки. Дальше скучные однотонные вечера скрашивались выбором цветов, покупкой подарков и прогулками по всему Лондону и его окрестностям, которые Грей успел облазать вдоль и поперек. Наградами считались знаки внимания, улыбки, робкие признания и поцелуи. А вот потом на каком-то моменте графу становится нечего ответить на вопросы и признания, и приходится исчезать из жизни девушек…
Но с принцессой дело обстояло по-другому. Уважение к Ее Величеству и королевской семье надежно предостерегало Чарльза от излишнего внимания и проявления каких-либо чувств не «по уставу». Но, как истинный ценитель красоты, граф не мог не отметить великолепие принцессы этим утром. Но еще Грей отметил, что девушка немного дрожит. Конечно, настолько легкое платье!
- Я крайне рад встретить Вас сегодня, Ваше Высочество. Не позволите ли мне одолжить вам мой фрак и составить компанию? – Чарльз вежливо улыбнулся краешками губ.
«Я знал! Я знал, что сегодня – необычный день!» - Грей просто светился от счастья.

+2

5

- Принцесса Беатрис? – послышался знакомый голос, – Так рано?
Принцесса оставалась неподвижной ещё несколько секунд, соображая, где же она могла слышать эти приятные интонации. Осознание пришло быстро. Это был граф Грей. Человек обычно сдержанный, особенно с особами королевской крови. Беатриса повернула голову к графу, вопросительно-недовольно приподняв брови. Однако граф уже поспешил исправить эту маленькую оплошность.
-Прошу простить мое поведение, Ваше Высочество. Я искренне сожалею.
-Ничего страшного, граф. Я понимаю ваше удивление, - вежливо, но при этом очень открыто улыбнулась принцесса.
Беатриса окинула взглядом фигуру Грея. Судя по официальному костюму, он или ожидал аудиенции или же уже имел её и прогуливался по саду исключительно из любви к природе. Первый вариант показался принцессе куда более вероятным.
А вообще, граф был хорош. Даже на придирчивый взгляд принцессы. Она может даже не отказалась позаигрывать с ним, не будь девушка в курсе той работы, которую Грей выполняет для её матери. Впрочем, это не мешало поддерживать с ним хорошие отношения.
Что же касается любви... Её принцесса ждала. Ждала, терпеливо снося укоры матери по поводу того, что девушке её возраста положено уже быть женой, если не матерью, что особе королевской крови недопустимо думать только о своих чувствах, забывая о нуждах государства, что руки принцессы добиваются столько достойных людей, а она всё воротит нос, отнекиваясь таинственной "любовью". Королева в начале года пригрозила выдать дочь замуж по своему усмотрению, не спрашивая её мнения, если та не выберет себе мужа в течении года. Год близился к концу. Принцесса откладывала необходимость сделать выбор всё дальше и дальше. Давление со стороны окружающих росло. Во дворце толкалось все больше мужчин, молодых и не очень, непременно родовитых, богатых, но не обязательно красивых. Выйти из комнаты и не натолкнуться на такого вот жениха было почти невозможно. Пройтись по дворцу в одиночестве - совсем невозможно. Завидев принцессу жених(или женихи) хватал её за ручку и начинал страстно признаваться ей в любви. Если им верить, так каждый второй не видел своей жизни без неё, каждый третий считал её воплощением красоты, каждый пятый готов был готов совершать любые подвиги. И каждый, без исключений, считал себя самым достойным, умным, прекрасным, и вообще принцесса не могла быть счастлива ни с кем, кроме него. Девушка терпеливо всё это выслушивала, благосклонно кивала и скорее бежала дезинфицировать ручку. А то мало ли...
Очередной порыв холодного ветра заставил принцессу вздрогнуть. Обхватив себя руками, принцесса  сконцентрировалась на графе.
- Я крайне рад встретить Вас сегодня, Ваше Высочество. Не позволите ли мне одолжить вам мой фрак и составить компанию?
Принцессе захотелось расцеловать Грея за его догадливость, но она сдержалась. Вместо этого девушка сделала шаг навстречу к парню и произнесла, по-прежнему улыбаясь:
-О, граф, вы поразительно наблюдательны. К тому же прогулка в вашей компании отнюдь не обременительна и даже приятна, так что было бы с моей стороны нечестным отказаться от вашего предложения.

0

6

- Ничего страшного, граф. Я понимаю ваше удивление, - Грей чуть не выдохнул от облегчения, но сдержался, понимая, что вежливость – превыше всего. Да и место свое знать надо, а то мало ли. Чарльз уже успел насмотреться на таких вот «бескультурных» и их отнюдь не славную кончину.
«Да, принцесса явно оделась не по погоде», - граф наблюдал за девушкой и не уставал поражаться ее красоте. Во дворце за ней толпами бегали поклонники, жаждущие ее руки.
«Хотя бы руки», - поправил себя Грей. Сам Чарльз в число этих претендентов не входил и не собирался, с ужасом слушая рассказы о попытках добиться руки на вечеринках от людей, которых считал вполне вменяемыми. Нет, граф ничего не имел против, но сам совершенно такого не понимал – «уважение превыше всего». Жизненное кредо, ничего не попишешь.
-О, граф, вы поразительно наблюдательны. К тому же прогулка в вашей компании отнюдь не обременительна и даже приятна, так что было бы с моей стороны нечестным отказаться от вашего предложения.
Чарльз рискнул добродушно улыбнуться – он все же сумел угодить принцессе. Потом немного поспешно скинул фрак и заботливо надел его Беатрис на плечи.
- Давно хотел спросить, Ваше Высочество, что Вас заставляет отказывать всем охотникам за Вашей рукой? Не сочтите за грубость, просто детский интерес, - Чарльз мягко улыбнулся и смахнул с глаз непослушную челку. Давно пора было постричься, но у графа совершенно не было терпения. Это ведь надо высидеть уйму времени, пока возятся с твоими волосами. Да еще и чужой человек…  Чарльз вообще неохотно впускал в свою жизнь незнакомцев, если того не требовал приказ Королевы или детский непоколебимый интерес самого Грея.
Юноша снова посмотрел на небо. В каком-то смысле оно уже давно заменило ему Бога. Все свои мольбы, все обиды, все горечи и всю радость он высказывал этому вечному и величайшему чуду природы. И, что самое важное, Чарльз был уверен, что небо его услышит. Но все же предпочитал никому о своей странной вере не говорить. Еретиков не признавали, а в какой-то степени он и сам был таким. Но совместить веру в Бога и такую работу слишком сложно. А Грей терпеть не мог сложностей и предпочитал их обходить, и желательно двадцатой дорогой. Вот граф и нашел обходной, очень выгодный путь.
- И да, я слышал, Вы едете в Ирландию. Прекрасная страна, - Чарльз зажмурился, вспоминая виды весенней Ирландии. – Мне довелось побывать там однажды. Весной, особенно в мае, эта земля прекрасна. Я сожалею, что не смог задержаться там подольше.
Дела Королевы Виктории закидывали Грея в разные части Соединенного Королевства. И отовсюду граф привозил картины. Из Ирландии же Чарльз привез замечательное полотно – проходил мимо и увидел, как уличный художник пишет пейзаж неприметного на первый взгляд проулка. Но столько было в этой картине жизни, так сильно чувствовалась душа писца, что Грей не удержался и, дождавшись завершения полотна, выпросил его себе. Теперь шедевр висел в рабочем кабинете Чарльза и радовал глаз уставшему от работы графу.
- Прошу простить, если обременяю Вас лишними вопросами, - Чарльз склонил голову и виновато улыбнулся.
«Надо бы к Королеве успеть, - тоскливо отметил граф. – А ведь Ее Величество непонятно когда освободится, и возможность задержаться здесь надолго слишком велика»
Но пока Грей удачно скрашивал скуку очень приятным обществом принцессы. Но это пока, а потом опять придется гулять по саду в одиночестве и ежиться на холодном ветру. Но о такой перспективе Чарльз решил до поры до времени не думать.

Отредактировано Charles Grey (2011-03-08 12:05:44)

0

7

ОФФ: заранее прошу извинить меня за объем поста, что-то мне не пишется -_-""

Фрак хранил тепло Грея и оттого казался ещё более приятным. Подавив желание на радостях обнять графа, Беатриса лишь благодарно улыбнулась ему.
- Давно хотел спросить, Ваше Высочество, что Вас заставляет отказывать всем охотникам за Вашей рукой? Не сочтите за грубость, просто детский интерес.
-Граф, я верю, что вы бесстрашны, однако вы рискуете головой, задавая такие вопросы. впрочем, я верю в ваше умение молчать.
Принцесса задумчиво вздохнула.
-Возможно, потому, что среди них нет ни одного человека, которого я бы с удовольствием видела каждое утро. К тому же в них всех слишком много наигранности, вызванной желанием иметь меня в женах. Они все стараются казаться лучше, чем есть на самом деле: более красивыми, более эмоциональными, более влюблёнными. Ими движут не чувства. Я не хочу провести всю оставшуюся жизнь с одним из таких... - принцесса не закончила фразу, не сумев подобрать слово, выражающее её отношение к этим людям, но отвечающее нормам приличия.
- И да, я слышал, Вы едете в Ирландию. Прекрасная страна, - Никакой личной жизни в этом дворце, никакой! возмутительно! -   Мне довелось побывать там однажды. Весной, особенно в мае, эта земля прекрасна. Я сожалею, что не смог задержаться там подольше.
Беатрисе довелось однажды побывать в Ирландии. Ранней зимой, проездом, всего два дня, но этого оказалось достаточно, что бы изнеженный организм принцессы подхватил ужасный насморк. Поэтому, радости от предстоящей поездки девушка не испытывала.
-Если эта страна действительно так прекрасна весной, как вы говорите, то я хотела бы побывать там весной. Осенью она может оказаться не так чарующа, вы не находите?
Ещё один порыв ветра взметнул волосы принцессы. та недовольно встряхнула головой, откидывая упавшие на лицо пряди.
-Кстати, граф. Что вы делаете с утра по раньше в королевском саду, да ещё и при полном параде? - произнесла принцесса, ещё раз окидывая взглядом костюм Грея.
А он сам без фрака не замёрзнет? - с какой-то внезапной заботливостью подумала Беатриса.

0

8

- Граф, я верю, что вы бесстрашны, однако вы рискуете головой, задавая такие вопросы. Впрочем, я верю в ваше умение молчать, - Грей только чуть заметно улыбнулся, склонив голову в знак согласия.
Всю речь принцессы Чарльз выслушал предельно внимательно, очень четко представляя себе портрет таких вот «охотников», попадающиеся в обществе намного чаще, чем хотелось бы графу.
- Я Вас понимаю, Ваше Высочество. Сам не переношу настолько фальшивых эмоций, - Чарльз весело улыбнулся. – И сочувствую, потому что им надо жить с такими масками постоянно.
Сад был удивителен, а общество принцессы скрашивало утреннее вынужденное одиночество. Дворец не скоро оживет, и, если бы не Беатрис, пришлось бы Грею коротать время в тишине лабиринта самому.
Граф засмотрелся на плывущее по небу причудливой формы облако и чуть не пропустил фразу принцессы:
- Если эта страна действительно так прекрасна весной, как вы говорите, то я хотела бы побывать там весной. Осенью она может оказаться не так чарующа, вы не находите?
- Что Вы, Ваше Высочество! – глаза у Чарльза засветились. – Ирландия прекрасна вне зависимости от времени года, хотя, если признаться, недолюбливаю зиму, - Грей мечтательно улыбнулся.
У одного знакомого художника граф видел потрясающую картину – холмы, сплошь покрытые немного странными мелкими цветами ярко-лилового цвета. Тогда еще Грей не знал про так называемые вересковые пустоши, распространенные в Ирландии. А, глядя на незаконченное полотно и слушая рассказы приятеля, парень проникался восхищением к этому чуду природы. Потом уже и сам начал искать информацию про пустоши и вереск, уходя все глубже в легенды и поверья об этом необычном растении.
- Вы просто представьте: холмы, пылающие красным, как в огне! В Ирландии есть вересковые пустоши, тянущиеся на огромные расстояния, и цветы вереска осенью окрашиваются в огненно-лиловый. Я застал их раннее цветение, тогда еще все было бледно-розового оттенка, но мне довелось увидеть чудеснейшую картину, изображающую осенний ирландский пейзаж. Он просто восхитителен! – Грей с восхищением описывал виды Ирландии, и увиденное вживую смешивалось с изображенным на полотне, вставая перед глазами графа. – А еще про вереск ходит великое множество легенд. И знаете, когда стоишь там, на холме, и любуешься открывающимся пейзажем, наступает умиротворение, спокойствие и какая-то запредельная радость. А еще восхищение, - Чарльз запнулся.
«Я слишком много говорю. Как же я мог настолько увлечься чем либо и забыть об обществе? Если я чем-то задену чувства принцессы, мне несдобровать», - Грей смущенно улыбнулся и чуть отвел взгляд.
- Но я бы с удовольствием посетил эту чудесную страну еще раз, - граф мягко улыбнулся, подводя черту своей восторженной и пламенной речи.
«Будь что будет. Меня ведь спросили, да? А извиниться никогда не поздно, особенно перед принцессой Беатрис», - Грей искренне уважал младшую дочь Ее Величества за ее ум и природные манеры, умение себя вести и понимание.
- Кстати, граф. Что вы делаете с утра пораньше в королевском саду, да ещё и при полном параде? – парень поднял на принцессу взгляд, улыбнулся.
- Я приехал отчитаться Ее Величеству о выполненном задании, но Светлая Королева была занята, и меня попросили подождать, - в глазах Чарльза отразилось глубочайшее уважение к Королеве и покорность всем ее решениям. Ведь для Грей во всем мире не было ничего важнее интересов и приказов Ее Величества. И все испытываемые графом чувства были далеко не фальшивыми – однажды поклявшись, Чарльз навсегда стал верным слугой Ее Величества, заменил все свои интересы королевскими и навсегда стал всемогущей тенью Ее Величества.
«Надо бы уйти с этого продуваемого всеми ветрами пятачка, а то принцесса подхватит простуду, не приведи небо», - Грей подал Беатрис согнутую в локте руку и вежливо улыбнулся:
- Не желаете ли прогуляться по лабиринту? Там в самом центре есть замечательная скамейка.

+2

9

- Я Вас понимаю, Ваше Высочество. Сам не переношу настолько фальшивых эмоций, - Чарльз весело улыбнулся. – И сочувствую, потому что им надо жить с такими масками постоянно.
-Сочувствуете? - принцесса скептически приподняла левую бровь, -  А мне кажется, что они этого не достойны. Их никто не принуждал надевать эти маски, они сами это выбрали. В любом случае, если они хотят всю жизнь скрывать свои истинные эмоции и чувства, пускай скрывают. Пока это нам не мешает, пусть всё остаётся как есть, - девушка поспешила завершить разговор на эту достаточно скользкую тему.
Беатриса подняла глаза наверх, к небу. Там, в вышине плыли лёгкие редкие обласка, не по-осеннему тепло светило солнце, пролетали дружными стайками птицы. Совсем скоро небе затянется непроницаемыми серыми тучами, а птицы улетят, - с некоторой грустью подумала принцесса. Она вообще не любила зиму. Подобно нежному цветку, без солнца и тепла девушка угасала. Будто предчувствуя скорое похолодание, девушка зябко поёжилась.
Прикрыв глаза и плавно покачиваясь с пяток на носки принцесса слушала восторжённую речь Грея об Ирландии. В его словах не было того приторного пафоса придворных артистов, или наигранного равнодушия путешественников, говорящих о своих поездках, как о чём-то обыденном. Нет, речь графа была наполнена тем восхищением, которое он испытал, и в то же время завораживала своей мелодичностью. Правда, оборвалась она достаточно резко, как будто граф испугался этой своей увлечённости.
-Но я бы с удовольствием посетил эту чудесную страну еще раз.
-Да, в вашем описании эта страна действительна чудесна. Может быть я заблуждаюсь, но вы можете самое скучное место представить в выгодном свете, - принцесса негромко рассмеялась.
Беатриса провела рукой по волосам. В волосах обнаружился какой-то листик. Он слегка посопртивлялся, но пару секунд спустя сдался, и был извлечён из шевелюры принцессы. Одарив ближнее дерево гневным взглядом, девушка отпустила листик в свободный полёт.
- Я приехал отчитаться Ее Величеству о выполненном задании, но Светлая Королева была занята, и меня попросили подождать.
Попросили, или поставили перед фактом, что подождать придётся? подумала принцесса, но вслух ничего не сказала, а только качнула головой, в знак того, что ответ был услышан.
-Не желаете ли прогуляться по лабиринту? Там в самом центре есть замечательная скамейка.
Прогуляться по лабиринту. Звучит, конечно, безобидно. Хотя, парковый лабиринт и был рассчитан на скучающих аристократов. заблудиться там в принципе невозможно. Да и невысокие, около метра кусты не позволят гуляющим потерять нужное направление.
-Да, это неплохая идея.
Взявшись за предложенный Греем локоть, принцесса плавно двинулась в сторону лабиринта.

+1

10

- Сочувствуете? – признаться, Грей не ожидал настолько критичной реакции. А особенно от принцессы Беатрис. Хотя ее можно было понять – когда за тобой в течении весьма длительного срока бегают совершенно одинаковые занудные люди, пытающиеся тщетно доказать свою искренность и любовь, начинаешь невольно задумываться о моральных устоях общества и сомневаться в людях вообще.
Парень задумчиво дослушал речь принцессы и медленно, тщательно подбирая слова и немного растягивая речь, произнес, обращаясь скорее к саду, чем конкретно к Беатрис:
- Всякий достоин сочувствия, если у него есть проблемы, - а потом беззаботно улыбнулся. – Но мы забрели в философию, а это довольно подлая и скользкая тема, так что давайте на этом закончим, - Чарльз обвел рукой сад. – Тем более, сегодня такое прекрасное утро, Вы не находите?
Легкомысленность графа иногда проявлялась даже в разговоре с высшими мира сего. Юноша смотрел на мир с наивностью ребенка и считал, что слишком напыщенный этикет – своего рода притворство, которое сам Грей, мягко говоря, не любил. Поэтому Чарльзу легче было промолчать, чем высказать какую-то очередную лесть, или искренне поразиться красоте и изысканности, когда «воспитанные» люди предпочтут промолчать. Конечно, граф знал все правила приличия и хорошего тона наизусть и старался вести себя подобающе в кругах высшего общества. Но особо стараться парень не собирался, предпочитая совмещать простую вежливость с искренней улыбкой и совсем редкими вкраплениями присущих аристократам манер.
Вот и сейчас Грей и сам не заметил, как перестал вести себя как подобает графу и перешел на свою обычную манеру говорить и относиться к находящимся вокруг как к равным, стирая все границы и не замечая различий. Такая манера поведения очаровывала всех вокруг, но была чревата по отношению к принцессе. Но исправлять что-либо было уже поздно, так что парень решил оставить все как есть. Хотя единственный человек, с которым юноша даже не пытался так говорить, была, конечно же, Королева. К этой удивительной женщине Грей питал слишком сильное уважение, чтобы посметь хотя бы заговорить в такой манере.
- Да, в вашем описании эта страна действительна чудесна. Может быть я заблуждаюсь, но вы можете самое скучное место представить в выгодном свете.
Чарльз заинтересованно следил за попытками принцессы вытащить из волос запутавшийся листок и улыбался. Но потом сообразил, что Беатрис замолчала, и надо что-то ответить:
- Ну что Вы, просто я нахожу плюсы во всех местах, где мне доводилось побывать, - граф мечтательно улыбнулся. – Но Ирландия великолепна! Если бы я смог поехать с Вами, я бы с удовольствием лично показал Вам все самые живописные местечки, - Грей задумчиво следил за улетающими птицами и вспоминал виды весенней Ирландии и картину.
«Надо бы съездить и проверить – вдруг он уже дописал полотно? Ведь грозился же отдать мне и потом приехать проверить, висит ли оно», - Чарльз усмехнулся своим мыслям, продолжая наблюдать за принцессой.
- Да, это неплохая идея.
- Вот и отлично, тогда в путь! – граф шутливо отсалютовал цилиндром и повел Беатрис по направлению к лабиринту.
Собственно, лабиринтом такое назвать было уж никак нельзя. Вот лес, служащий Чарльзу садом, смело мог поспорить с любой преградой. А это – так, развлечение для скучающих гостей дворца. Хотя в самой середина стоит скамейка, удобно прячась от всех ветров и прикрываясь нависшими над ней ветвями. Граф любил сидеть там и читать какую-нибудь книгу, ожидая приема Ее Величества. Его ведь уже не первый раз «попросили подождать», так что юноша давно привык и перестал жаловаться, воспринимая подобные ситуации как нужную процедуру, подобную приему лекарств.
«Даже странно ходить по ухоженным дорожкам, - Грей слушал тихое шуршание гравия под ногами и вглядывался в солнце, пытаясь вычислить, сколько он уже провел в Букингемском саду. – Привык я слишком к своим дебрям»
В молчании они дошли до скамейки. Чарльз не хотел нарушать тишину и наслаждался легкой прохладой и ощущением наступающей осени, заодно и предоставляя принцессе выбирать тему для разговора или просто вместе молчать и слушать далекие крики улетающих птиц. Ведь в осени есть что-то чарующее, необыкновенное и завораживающее. А возможно, Грей просто привык видеть ее каждый день на картинах и уже успел из-за этого полюбить.

0

11

-Ну что Вы, просто я нахожу плюсы во всех местах, где мне доводилось побывать, - граф мечтательно улыбнулся. – Но Ирландия великолепна! Если бы я смог поехать с Вами, я бы с удовольствием лично показал Вам все самые живописные местечки.
-Мне нравится ваш взгляд на жизнь. Находить что-то положительное во всем, что встречаешь, это же так прекрасно, - принцесса улыбнулась, - Я, наверное, слишком скептична, что бы так ко всему относится.
Медленно увлекаемая по лабиринту Греем, принцесса погрузилась в свои мысли. Ещё чуть-чуть и закончится данный мне матерью срок. И что тогда? Жить остаток дней с выбранным ею супругом? Или метаться сейчас, стараясь выбрать себе кого-нибудь, что бы не было так тяжело смириться с этой участью? И ещё эта поездка в Ирландию... Принцесса тяжело вздохнула. Иногда кажется, что я создана только для того, что бы кто-нибудь решал за меня, что мне делать. как же это невыносимо. Неужели в этой жизни всё должно быть так сложно?
Тишину, окружающую парня и девушку нарушали только шуршание гравия и далёкие крики птиц. Принцесса подняла взгляд, провожая улетающих к югу пернатых. Хотела бы я быть такой же свободной, как они. Делать то, что хочется. Быть там, где хочется. Ни от кого не зависеть. И ни за что не отвечать.
Увядающая природа действовала на сознание принцессы угнетающе. Хотелось тепла и ощущения защищённости. Принцесса постаралась незаметно прижаться ближе к графу. Оказалось, что незаметно сделать это невозможно. Но, кажется, стало чуть теплее.
В полном молчании они дошли до скамейки. Чуть-чуть повозившись с юбкой, принцесса наконец смогла уложить её так, что бы она не мешала сидеть, но при этом не занимала всю скамейку. Скамейка стояла так, что прохладный ветер не достигал её, но при этом солнце приятно пригревало сидящих на ней.
А за скамейкой шумел листвою дуб. Прекрасное, старое дерево, помнящее ещё прабабушку Беатрисы, гордое и сильное дерево, единственное на сотни метров вокруг. Молчаливый наблюдатель, с вышины своих ветвей смотрящий на дворцовые дела. Ему, казалось, нет дела до всего, что там происходит, он жил своей собственной жизнью. Маленькая принцесса часто прибегала сюда, что бы пожаловаться мудрому старому дереву на злых гувернанток, на вредных старших сестёр, на надоедливых фрейлин. И дерево терпеливо выслушивало все жалобы девушки.
Улыбнувшись своим воспоминаниям и дереву, принцесса закрыла глаза, наслаждаясь почти тишиной. Бывают такие люди, с которыми приятно просто молчать. Грей, видимо, был одним из таких людей.

0

12

- Мне нравится ваш взгляд на жизнь. Находить что-то положительное во всем, что встречаешь, это же так прекрасно. Я, наверное, слишком скептична, что бы так ко всему относится.
Грей глянул на спутницу и мягко улыбнулся:
- Возможно, Вы просто не обращаете внимания на мелочи, окружающие нас, - парень беззаботно махнул рукой и счастливо зажмурился, подставляя лицо солнцу.
«Все же этот мир прекрасен, чтобы не говорили все эти аристократы! Слишком он далек от политики и денег, спекуляции и проблем на бирже. Вышли бы они просто погулять по этому же саду, так нет – всегда заведут заумный и ненужный разговор», - Чарльз шел вперед и старался отвлечься от проблем внешнего мира, оставляя все за границами Букингемского сада.
Странная у графа привычка – вести себя как ребенок. Эдакое взрослое дите, воспринимающее мир легко и без масок, предпочитающее правду и искренность манерам и этикету, любящее и уважающее Королеву больше всех людей во всем мире. И юноша уже настолько сжился с таким характером, что даже при огромном старании вести себя «подобающе», как учил его когда-то отец, умудряется назвать высокопоставленную особу по имени и на «ты», и вообще попасть в самую пикантную ситуацию. Но стоит Чарльзу улыбнуться, как ему тут же все прощают и начинают любить еще больше. Сам же Грей искренне удивляется своим «способностям» и недоумевает, как это у него так получается.
Графа вывело из задумчивости слабое движение со стороны принцессы. Беатрис немного придвинулась к Чарльзу. Парень тряхнул головой и чуть заметно улыбнулся. Любой девушке иногда хочется тепла и защищенности.
«Помнится, мне именно так один раз признавались в любви, - Грей задумался, пытаясь вспомнить лицо девушки. – Бесполезно. Помню, что провстречался с ней недели две, а вот лицо не могу вспомнить», - Чарльз еле удержался, чтобы не засмеяться в голос. Нет, вообще-то у парня была отменная память на лица. Но вот одна-единственная особенность – граф запоминал только тех, кто его заинтересовал. Он мог по пять раз за вечер спросить, как зовут «вот этого графа» или «вооон того предпринимателя», а еще никогда не запоминал лица и имена девушек, с которыми встречался – незачем. Ведь они – всего лишь очередная занимательная игра на короткий период, а потом – все, конец.
Опомнился Чарльз уже под раскидистым дубом возле заветной скамейки. Бросив взгляд на принцессу, Грей не удержал мягкой улыбки – с такой любовью девушка смотрела на  старое дерево. Парень не сомневался, что у Беатрис связано с ним множество ценных воспоминаний.
Тишина обволакивала и увлекала в свой мир, неведомый тем, кто не умеет ее чувствовать и понимать. Граф был искренне благодарен принцессе за молчание, которое совершенно не хотелось портить ненужными и неуместными словами.
«Бывают люди, с которыми не нужно слов для общения. Стоит только помолчать и присмотреться к выражению лица и движениям, - Чарльз задумчиво смотрел на Беатрис, отмечая малейшие детали. – И принцесса – одна из них. Надо отдать ей должное»
- Сэр Грей, Ваше Высочество! – один из многочисленных лакеев Королевы поклонился молодым людям и продолжил. – Ее Величество Королева Виктория желает видеть вас у себя, - и с поклоном удалился.
«Ее Величество наконец-то освободилась! – Грей готов был прыгать от счастья и  нестись к Виктории сразу же, забыв обо всем на свете. – Но зачем Королева позвала и Беатрис?» - Чарльз одернул себя, вежливо улыбнулся  и протянул принцессе руку, помогая встать.
- Похоже, наша с Вами прогулка продолжится, Ваше Высочество, - граф взял девушку под руку и повел во дворец, направляясь в кабинет к Ее Величеству.

Уже стоя перед кабинетом, граф пытался как-то более незаметно себя осмотреть, одергивая брюки и выравнивая съехавший на левое ухо цилиндр.
«Чего-то не хватает, - Грей лихорадочно себя осмотрел, потом взгляд юноши упал на принцессу. – Точно!»
- Ваше Высочество, могу ли я попросить свой фрак обратно? – Чарльз виновато улыбнулся, глядя на Беатрис из-под отросшей челки. – Хочу показаться перед Ее Величеством при полоном параде.
С этими словами парень глубоко вздохнул и взялся за ручку двери, ведущей в заветное помещение.

--->> Кабинет Королевы

0

13

- Сэр Грей, Ваше Высочество! – один из многочисленных лакеев Королевы поклонился молодым людям и продолжил. – Ее Величество Королева Виктория желает видеть вас у себя, - и с поклоном удалился.
Матушка? - с некоторым удивлением подумала Беатрис, - я то ей зачем? Ещё раз напомнить о женихах? Вот ведь... Грустно вздыхая, принцесса поднялась со скамейки. Несколькими лёгкими движениями рук поправила юбку и взмахом головы откинула с лица мешающие пряди волос. Взялась за руку, предложенную графом.
- Похоже, наша с Вами прогулка продолжится, Ваше Высочество.
-Даа, - не выходя из задумчивости протянула девушка, - Интересность сегодняшнего дня набирает обороты.

Перед кабинетом королевы Беатрису, как и обычно, охватило лёгкое волнение. Нет, принцесса достаточно часто бывала там, помогая матери в работе, однако ощущение некой важности этого места и вместе с ним - лёгкое волнение никогда не покидали принцессу. Стряхнув с платья несуществующую пыль, Беатриса повернулась к Грею.
-Ваше Высочество, могу ли я попросить свой фрак обратно? Хочу показаться перед Ее Величеством при полном параде.
Принцесса, надо признаться, уже успела забыть о наличии на ней такого предмета одежды, и сейчас неловко рассмеялась, торопливо снимая его с себя и протягивая фрак хозяину.
-Простите, граф, это всё моя забывчивость.
Ещё раз, чисто механически поправив юбку, Беатриса бросила беглый взгляд на своего спутника. Ей что-то не понравилось - девушка слегка недовольно искривила губки. Привстав на цыпочки она тонкими холодными пальцами поправила закрывающую глаза челку Грея, и отступив на шаг, улыбнулась.
-Вот, теперь лучше.
Принцесса глубоко вдохнула и вошла в кабинет.

--->> Кабинет Королевы

0

14

Начало игры

Сад такой великолепный. Просто превосходно. Натали, кукла марионетка…Когда её господином был господин Кейнс, но сейчас его нет. Почему? Он покинул её, оставив совсем одну. А девушка так хотела быть с ним, чтоб он разделил с ней вечность. Так нет…Он теперь просто марионетка, и стать живым он больше не сможет. А что господин Эш? Он нечего не сделала ради того, чтоб  её первоначальный господин вновь ожил. Он даже не думал  об этом. Зачем же ему старая, неудачная кукла? Холодная и жестокая персона…
Господин Кейнс, хоть вас больше нет, но частичка всегда останется со мной. Навечно. , -  девушка остановилась и посмотрела на белые розы. Почему-то она напомнили ей господина. Его лиловые глаза и рыжие волосы. Его облик запечатался в памяти Нанали навечно. Сколько бы времени не прошло, но она не забудет его никогда. Пусть Эш теперь её господин, но он не понимает и даже не пытается понять её. А вот господин Кейнс, он понимал как никто другой. Если бы она только могла что-то изменить…
После смерти господина она стала фрейлиной принцессы Беатрис. Её служанка, которая делает всё идеально. А разве могло быть иначе? Натали и помнит себя, как она хотела  быть идеальной дочерью, идеальной куклой. Почему я так хотела быть идеальной? Просто я хотела, чтоб мной гордился господин Эш,я  бдля этого пошла на верную гибели. Но для господина Эша…Почему-то нет такого чувства, что ради него готова на всё. Мне это не очень важно…, - думала она.
Натали маленькими шажками ходила по лабиринту, она всегда тут бывали, когда ей было очень одиноко. Тем более принцесса у Королевы, так что можно побыть наедине с собой, пока Беатрис не позовет её. Она же знает её, как Надин. Теперь редко она может услышать, как её называют Натали. Её имя исчезло, как и её прошлое. Иногда она может его услышать, когда кукла и господин Эш остаются наедине. Господин Кейнс…Интересно кто же вас убил? Кто этот убийца? Я даже догадки не имею…, - рассуждала она.
Натали казался, что лабиринт довольно запутанный, но именно это ей и нравилось, никогда не знаешь, куда он приведёт тебя. Но вскоре она вышла из него и просто смотрела на небо. Когда люди умирают, то они оказываются в раю? А куда попадают куклы, когда они попадают? Или просто исчезает? Вы про это мне не рассказывали, господин Кейнс…
- Сначала мне хотелось быть полезной вам, потом стать идеальной куклой, но сейчас я просто хочу быть вместе с вами. И что у меня осталась это память о вас...Но память...., - девушка куда-то отвернулась, как будто ей было противно само слово память.
Память – редкий дар для шизофреника, – пронеслась в её голове мысль. С чего такая мысль? Да кто это знает…
Натали вновь подняла голову на небо и улыбнулась. Ветер играл с её светлыми волосами (некоторая часть волос быть распущена). Она так ждала, что случиться что-то приятное. Может быть кто-то придёт в сад и она сможет с кем-то поговорить, хоть и будет притворяться…

Отредактировано Natalie Aneliz Augnech (2011-05-03 20:51:09)

0

15

- Начало -

Жозефина шла по королевскому саду. Он был бесконечно прекрасным и манящем. Так и хотелось остаться здесь, побродить по изящным тропинкам, подумать… Почему-то, когда девочка превратилась в куклу, то стала много времени размышлять над всем вокруг. Не то чтобы размышлять, скорее философствовать. Но она никогда не делилась своими мыслями, поскольку в ее характере сохранилось все то, что вдалбливали туда учителя со своими многочисленными занятиями. Жози могла поддержать разговор, в основном из-за воспитанности и вежливости, нежели из интереса. Хотя, сейчас бы она не отказалась от приятной беседы с не менее приятным собеседником.
МакОуэн шла вдоль стен лабиринта. Ей не хотелось заходить внутрь, дабы долго не блуждать там. Лабиринт напоминал ей о прошлой жизни. Она постоянно была загружена, ходила во все стороны, на самые различные занятия, и самое главное – не видела в этом всем конца, до недавних пор… Возможно, зайдя туда и пройдя лабиринт до конца, она бы избавилась от боязни вернуться в прошлую жизнь, но все не могла на это решиться. Сила воли не такая сильная, чтобы бороться с чувством «не хочу!».
«Ах, Жози, ты так изменилась, исключая тот факт, что ты кукла. Твой характер… Он изменился, но ты боишься этого признать, поэтому все скрываешь в себе, чтобы кто-нибудь ненароком не узнал об этом. Возможно, именно поэтому ты и кажешься намного взрослее, чем есть на самом деле. Возможно…» - размышляла марионетка, подходя к выходу лабиринта. Тут она заметила знакомую фигуру. Эта была Натали. Ее подружка. Пусть они дружили не с детства, но все равно какие-то родственные чувства уже имелись. Конечно, Жозефина не слишком ярко это выражала. Причиной тому был общественный этикет, по которому четко и без малейших отклонений следовала куколка.
- Добрый день, Натали Анелиз Аугнец, - вежливо, без какой-либо лишней эмоции, произнесла МакОуэн. – Чудесная погодка, не так ли?
Она взглянула на ясное небо. Ветерок ласково тронул черные волосы, не испортив прически, а глаза Жози на мгновение засияли. От чего ей стало так спокойно и легко на душе. Все мысли разом улетучились. Может быть, тому виной был теплый ветер и синевшее над головой небо, или милая кукла, которая стояла в нескольких шагах от нее? Жозефина не знала ответа, но знала одно – в это мгновение она была по-настоящему счастлива за всю свою жизнь…

0

16

Пыталась спрятать свои чувства,
Хотела скрыться, убежать.
Не мастер я актерского искусства
И никогда я не умела врать.

Девушка смотрела на небо, которое было нежным, как пух. Вы когда-то его видели? Какой он нежный, словно вы отрываете кусочек облака. А небо, оно плыло так медленно никуда не спешило. В отличие от людей.  Они всегда куда-то спешат. Но зачем? Разве они не ценят свою жизнь, которая им дано лишь один раз?  Глупые, глупые люди…Ничего не ценят в этой жизни. Когда же вы поймёте, что в этой жизни ничего не вечно. Только тогда, кода потеряете то, что очень дорого вам. Но…Потерянное однажды невозможно возвратить…, - думала Натали.
Натали каждый день вспоминает своего господина Кейнса. Да что там день. Она каждую минуту, каждую секунду думает о нём. Она помнит моменты, когда была с ним. Как он встретила графа Грея, как он купил ей скрипку, как они вместе украли колье Маркиза Рональда Беккереля. Мой господин…Где же вы? Где вы? Вы мертвы, но я не хочу в это верить. Я знаю, что вы живы. Вы не могли умереть вот так просто. Просто не могли. Вы не могли меня оставить… Меня и Жюзефину. Или иже я просто так привязалась к вам, что не могу принять вашу смерть? Скорее всего…, обдумывала она.
Натали всегда хотела быть во всём идеальной. Это и так есть, ведь она старалась не совершать ни единой ошибки, ведь тогда господин Эш может выкинуть её, как ненужную куклу. Для куклы нет ничего грустнее, чем быть ненужной. Господин Кейнс стала для Эша ненужным, и это больно. Господин Кейнс мог простить её, но с господином Эшом совсем по-другому. Он не такой как господин Кейнс. Или же просто привязанность к её мастеру не даёт уважать господина Эша?
- Добрый день, Натали Анелиз Аугнец, - услышала она. Снова ошибка. Её тут знают, как Надин. Она что хочет, чтоб узнали, что она дочь графа Аугнеца фрейлина принцессы? Не любила она такое бездумное поведение, пусть даже её подруги Жюзефиль. Ясно, если б был вечер, мало ли кто может обратить на это внимание, но при свете дня. Это ж просто немыслено. Однако Натали была очень спокойной и культурной девушкой и разъяснит вновь Жюзефине, не зная уже который раз.
- Добрый день, Жюзефина. Погода и правда чудесная, но…, - начала она и глазами посмотрела в стороны, и вздохнула от того, что к их счастью в саду некого не было, то проблем бы не набрались. Объяснять почему она назвала тебя Натали, если все знают , как Надин? Дейсвительно ли ты Аугнец? Та ли пропавшая дочь? Хорошо, что никто не слышал это, то мало ли…
- Дорогая, Жюзефина. Вы наверное забыли, но все во дворце знают меня, как Надин. Даже у стен есть уши. Услышав бы это кто-то сейчас, то пришлось бы объяснять, почему ты назвали меня Натали, да к тому же ещё Аугнец. Поэтому Жюзефина постарайся не употреблять при свете дня моё настоящее имя. Хорошо? Ведь это знают лишь господин Эш и вы.  , - говорила она довольно спокойным и холодным голосом. Натали всегда разговаривала со всеми на «вы», ведь считала неприлично с кем либо разговаривать на «ты» , даже если это твоя подруга.
- Жюзефина как вы себя чувствуете? Всё ли хорошо?, - спросила она. Как ни как она волновалась за неё, ведь они оба куклы господина Кейнса. И Жюзи самая близкая ей подруга. Пусть они сначала не были так близки, но они понимают друг друга почти без слов, ведь их связывает одно, но очень важный показатель  - они обе марионетки господина Кейнса.

Отредактировано Natalie Aneliz Augnech (2011-05-28 13:54:43)

0

17

- Добрый день, Жюзефина. Погода и правда чудесная, но… - Натали замолчала и стала осматриваться. В этот момент Жозефина поняла свою ошибку. Как она могла забыть, что они находятся в королевском саду? Но кукла же знала, что никого вокруг нет, что их никто не услышит. Да и говорила она не слишком громко, а так, чтобы ее слышала лишь подруга.
- Дорогая, Жюзефина. Вы, наверное, забыли, но все во дворце знают меня, как Надин. Даже у стен есть уши. Услышав бы это кто-то сейчас, то пришлось бы объяснять, почему ты назвали меня Натали, да к тому же ещё Аугнец. Поэтому Жюзефина постарайся не употреблять при свете дня моё настоящее имя. Хорошо? Ведь это знают лишь господин Эш и вы.
- Прошу у Вас прощения от всего сердца, дорогая Надин! Я забылась. Уверяю Вас, что больше такой ошибки я не допущу, - с твердостью в голосе ответила Жози, чтобы убедить подругу в правоте своих слов. Она раскаивалась и мысленно карала себя за такую оплошность, которая при других обстоятельствах могла обернуться крупными неприятностями для обеих кукол.
- Жюзефина как вы себя чувствуете? Всё ли хорошо? – перевела тему Натали. Как и МакОуэн она тоже беспокоилась о своей подруге.
- Я в хорошем состоянии, спасибо за беспокойство, - Жозефина не привыкла жаловаться кому-нибудь на свои проблемы, ибо считала это не культурным. Но в тоже время она могла выслушать жалобы других, могла поддержать советом, но лишь тех, кого считала настоящими друзьями. А зачем помогать неизвестным? Конечно, это дело благородное, но не все аристократы такие добрые, чтобы помогать нищим и бездомным. Находятся хорошие люди, которые понимают всех и это замечательно. Когда смотришь на таких, сразу понимаешь, что они познали суть жизни, но не все таковы. К великому разочарованию Жози.
- Надин, а как Ваше самочувствие? – с нежными нотками в голосе поинтересовалась она, не меняя спокойного выражения личика. МакОуэн поправила прядку волос цвета вороного крыла, которая выбилась из общей прически благодаря ветру. Она посмотрела на Натали, которая ассоциировалась у нее с господином Кейнсом. Господин был благородным, особенно по отношению к Надин. Конечно, так считала лишь Жозефина, но она была полностью в этом уверена. Почему-то куклу ни разу не подводило ее чутье. Сейчас она не могла проверить это, поскольку господин Кейнс оставил свои творения здесь, практически в королевском саду.
«Ах, как все сложно… Но только не для людей. Для них сложность заключается в самой жизни. Они все ищут ответы на пустые вопросы и не задумываются о том, что же будет, когда они их получат? Будет ли от этого легче жить и радоваться каждому моменту? Нет, это их нисколечко не интересует», - размышляла Жосефина, устремив взгляд на стену лабиринта, - «Они сами усложняют свою жизнь, но в тоже время пытаются найти  легкие пути и быстрые решения проблем. Люди не пробовали обойтись без проблем и приключений. Нет, тогда бы это были уже не люди. Даже во мне осталось что-то человеческое, ведь в начале разговора я чуть не навлекла беду на нас с Натали. Странно… Оказывается, марионетки тоже способны совершать ошибки и спотыкаться».

0

18

Кабинет королевы ---- >>>

Неспешно ступая по лестнице, Ландерс вышел из дворца, а затем свернул на аллею, чтобы попасть в сад. Здесь все было идеально – газоны, кусты, клумбы, невозможно найти ни малейшего изъяна. Вот и его мир, новый чистый мир, весть станет таким! Эш усмехнулся, проходя мимо куста, подстриженного в форме лебедя. Несомненно, куколки находились неподалеку от фонтана, особо любимого места ангела. Почему ему так нравилось сидеть там, он и сам не знал. Просто умиротворяющий плеск воды, легкий ветерок, доносящий до лица прохладные брызги воды, легкая полутень от аккуратных невысоких деревьев давали возможность расслабиться или подумать о чем-то приятном. Не боясь запачкать свой белый костюм, Эш приземлился на бортик фонтана, потому что знал, что он всегда чистый. Отсюда из-за деревьев ему были видны беседующие куклы, а он мог оставаться незаметным столько, сколько сам этого пожелает. Разумеется, ничего содержательного для ангела в их беседах не было, но и о чем могут говорить куклы? Однако ангелу было интересно наблюдать за этими созданиями. Подобно богу он сидел и усмехался. А ведь все как у настоящих людей, почти не отличишь. Вот только они всегда будут вежливы и послушны, потому что слушаются тех, кто дергает за их нити. Не важно, какая ты марионетка, важно кто твой господин.
Не вздумайте сказать, будто природа — это не чудо. Не вздумайте сказать, будто мир — не сказка. Тот, кто не понял этого, рискует так ничего и не понять, пока сказка не кончится. Тогда он сдернет с себя шоры и начнет тереть от удивления глаза, ловя исчезающую возможность отдаться в последнюю минуту тому чуду, с которой ему пришло время проститься навсегда. Такого великолепного сада и впрямь не было нигде, все лучшие мастера по стрижке деревьев, лучшие садовники трудились на это великолепие. Оно и впрямь было похоже на сказку – красивую, созданную человеком, но далеко не реальность. За пределами этого – город, его истинная жизнь, бродяги, страждущие и прочие жалкие неудачники, сломавшиеся под тяжестью судьбы. Ангел презирал их. Когда ломаешь, уничтожаешь что-то, когда обходишься с чем-то по-звериному жестоко, оно, это что-то, выглядит изуродованным, обезображенным, немного нереальным и нечеловеческим, и это облегчает твою задачу, позволяет глумиться, калечить, давить, пока ты не уничтожаешь это что-то совершенно, доказывая тем самым, что уничтожение естественно для человеческого духа, что природа снабдила нас механизмами, дающими возможность разрушать и не ломаться при этом самим; она изобрела, придумала, как сделать, чтобы самые праведные, жаждая действий, совершали их, не страшась последствий; она изобрела способ низводить нас до состояния ниже человеческого, когда мы преступаем закон… Человек — ощущает себя, свои мысли и чувства, отделенными от всего мира — и это его оптический обман. Эта иллюзия стала темницей для нас, ограничивающей нас миром собственных желаний. Наша задача — освободиться из этой тюрьмы, расширив сферу своего участия до всякого живого существа, до целого мира. Никто не сможет выполнить эту задачу до конца, но попытки достичь этой цели, являются частью освобождения. Наконец, ангелу надоело думать, и он подал голос.
- Какая трогательная беседа, леди!

0

19

Зашуршали ангельские крылья,
Зазвенели звонко колокольцы,
И поплыли радужные кольца,
Звездною осыпанные пылью,
Приземляясь в белый снег бумажный,
Музыкой и просветленным словом,
Чтобы жизнь полней под их покровом
Стала - в звуке и дыханье каждом.

Время идёт…Его не остановить. Однако Натали кажется, что для неё оно давно остановилась. Она больше не постареет, никогда. Она навсегда останется четырнадцатилетней девочкой. Всё было б неплохо, если б рядом с ней был господин Кейнс. Её кукловод.  Он его так любит, что не переносит смерть его. Но разве она скажет кому-то об этом? Нет. Даже Жюзефине. Куклы – это всего лишь кусок метала, который не должен ничего чувствовать. Наверно так думает про Натали господин Эш. А ведь она и хочет, чтоб он думал, что в ней закрыты все чувства.
Натали посмотрела на Жюзефину и по её взгляду поняла, что её подруга больше не повторит такой ошибки. Холод был в её сердце, она никогда не проявляла эмоции. А должны ли куклы проявлять эмоции. Нет! Нет! И ещё раз нет! Эмоции – это слабость, которые не достойны кукол господин Эша. Сейчас он её господин и она подчиняется ему. Куклы, по крайне мере Натали, никогда не пойдёт против его воли. Но, что если это будет как-то касаться господина Кейнса и господина Эша? То как она поступит в такой ситуации?
- Я в хорошем состоянии, спасибо за беспокойство, - донеслись слова Жюзефины до ушей Натали. Другого ответа она не надеялась услышать. Жюзефина никогда не жалуется на свои беды, и никогда не с кем ни делиться, даже с Натали. Один раз она пыталась поговорить с ней, и чтоб рассказала то, что её тревожит, но нечего не вышло. Может  быть ,в другой раз она расскажет то, что тревожит её подругу. На этот вопрос сложно дать ответ.
Если посмотреть на Жюзефину и Натали, то  можно сказать, что это две противоположности. У Жюзи – тёмные волосы, и она, скорее всего не считает правильно натягивать на своё лицо улыбку. Натали же умело притворяется.  Девушка может очаровать своей добротой, манерами, разговорами и т.д. Но это тоже всё фальшиво. Кукла играю ту роль, которую сказал ей господин Эш, не больше и не меньше. Фрейлина принцессы  пока что она неплохо справляется с этой ролью.
- Не жалуюсь. А разве можно на что-то жаловаться в такую прекрасную погоду? , - спросила она Был свежий воздух, и всё было прекрасно. Солнце светила ярко и ей нравился смотреть на королевский сад, когда светит такое прекрасное солнышко.
- а умеют куклы чувствовать? Глупость и ещё раз глупость. У кукол нет чувств, никогда их  не будет. Иллюзия. И не более этого. Зачем думать о чувствах? Это слабость. Я не хочу быть слабой. Буду слабой, то стану ненужной господину Эшу. Это не хочу. Я хочу быть для него полезной. Когда господин Кейнс умер, то он не оставил меня в старом магазине, он не только принял меня, но и сделал фрейлиной Беатрис. Я благодарна ему за это… , - обдумывала она, смотря куда-то вдаль.
Девушка посмотрела на свою руку, на которой была перчатка из восхитительного серого атласа. И вновь воспоминание. Она была именно в этой перчатке, когда украла колье у Маркиза. Прочь! Меня не должны волновать воспоминанья. Прошлое прекрасно лишь тем, что оно прошлое, его не вернуть, если очень даже захотеть.
- Какая трогательная беседа, леди!, - услышала она. Этот голос ни с чем нельзя перепутать. Это голос господина Эша. Натали обернулась и поклонилась в реверансе.
- Доброго дня, господин Эш., - сказала она. Девушка всегда вежливо, с почтением и уважением относилась к нему. Он такой белый, ненавидит грязь. Ведь это естественно, ангелы никогда не любили и не полюбят грязь. Её серые глаза смотрела в глаза ангела.

Отредактировано Natalie Aneliz Augnech (2011-05-31 18:55:10)

0

20

Кабинет королевы ---- >>>

Воздух в саду был немного теплее чем утром. Выйдя из несколько мрачных помещений дворца, принцесса с радостью подставила лицо лучам заходящего солнца. В отличие от утреннего времени, теперь сад уже не казался пустым. То тут, то там мелькали придворные, слуги, высоко поставленные особы. Оставаться незамеченной было попросту невозможно. Каждый, вне зависимости от того, спешил ли он куда-нибудь, занят ли был он каким-нибудь делом, останавливался и приветствовал девушку. Беатриса натянуто-вежливо улыбалась, стараясь поскорее уйти в дальнюю часть парка, где было не так много людей.
В дальней части сада было заметно спокойнее. Редкие встречные тем и отличались от тех, кто толпился в его центральной части, что искали они отнюдь не общества придворных, а тишины и возможности в этой самой тишине подумать. Внимание Беатрис привлекла компания из трёх человек: двух девушек и одного мужчины. Чуть присмотревшись, девушка опознала в мужчине дворецкого матушки.
Слегка поколебавшись, девушка решила, что не сильно помешает разговаривающим, если присоединится к ним.
Нарочито громко стуча каблучками, что бы её приближение не стало сюрпризом, Беатриса подошла к группе людей. Девушки, сопровождающие Эша были знакомы принцессе. Вблизи узнать их не составило труда. Беатриса остановилась, чуть наклонив голову улыбнулась.
-Добрый день, Эш Ландерс.
Чуть помедлив, девушка перевела взгляд сначала на одну девушку, потом на другую.
-Приветствую, леди, - Беатрис вежливо улыбнулась им.

0

21

Беатрис, исправь последнюю фразу в посте.

Как с этими куклами скучно. Они исполнительны, да, но для развлечения на досуге, для разговора  - они совершенно не подходят. Эш сразу испытывал в себе желание издеваться, унижать, насмехаться над ними. А что - все равно они ничего не смогут оспорить. Довольно ухмыльнувшись, ангел сунул руку в воду фонтана, ощущая пальцами прохладу. Жить одному, может, и не очень-то весело, зато нет никого, кто бы вас постоянно раздражал. Ну, некоторые просто не могут не раздражать.
- Чем занимаетесь, куклы? - стараясь говорить серьезно, Эш лукаво осмотрел кукол.
Они играют, играют в жизнь, стараясь подражать людям. Разве это не так забавно? Наблюдать за ними было для ангела чистой воды интересом. Все так похоже, но не настолько правдоподобно. Они не могут чувствовать, не могут ослышаться. Это еще больше распаляло задор Эша. Да, сумасшедший гений.
Все веселье и планируемое издевательство было прервано появлением еще одной особы. Эш мгновенно выпрямился и принял достойное положение - поклонился принцессе Беатрис.
-Добрый день, Эш Ландерс.
- И вам приятного дня, Ваше Высочество, - обольстительно улыбнулся ангел, едва прикасаясь губами к руке принцессы.
Как бы там не строил свои планы Эш, почему-то он проникся легкой симпатией к младшей дочери королевы. Да, она была весьма прекрасна, умна и характером отличалась от кисейных барышень. Пожалуй, если бы она была чуть более взрослая и опытная, ангел позволил себе зауважать... но она всего лишь человек, а что это для такого существа как он? Ландерс обладал особым самомнением и ничуть не стеснялся его, но играл он все свои роли всегда прекрасно. Ах да, билеты. Если мы хотим успеть - надо выдвигаться. Зачем ангелу вообще цирк? Ох, в этой жизни иногда нужно разнообразие, а то вечная скука начинает просто делать из тебя какого-то лентяя. Найти повод для радости значительнее сложнее, чем для печали. Люди слишком любят себя и поэтому страдают.
- Я искал вас, миледи. - Эш привычным кивком поправил волосы, лезшие в лицо, но ветер все равно растрепал их. - Я хотел бы попросить вас... вернее, спросить, может ли моя скромная персона сопроводить вас в Цирк? Вы давно там были? Я услышал, что к нам приехали искусные мастера данного искусства, заинтересовался. Как вы на это смотрите?
Ландерс слегка улыбнулся, рассматривая, как солнце играет на золотых локонах принцессы. Была бы ты ангелом...

0

22

Губы дворецкого слегка коснулись тыльной стороны ладони принцессы. Он был красив, да, но его прикосновения вызывали в девушке какую-то лёгкую внутреннюю неприязнь. Высвободив руку из цепких пальцев Ландерса, Беатриса постаралась максимально незаметно провести ею по юбке, стирая с пальцев ощущение его прикосновения.
Несмотря на то, что лицо девушки украшала легкая полу-улыбка, взгляд зелёных глаз был рассеянно-вежливым. Беатриса избегала прямых взглядов в глаза дворецкому. Это могло выглядеть неуважительно, или отражать незаинтересованность девушки разговором, но дворецкий... он всего лишь дворецкий. Пускай и самой королевы.
- Я хотел бы попросить вас... вернее, спросить, может ли моя скромная персона сопроводить вас в Цирк?
Цирк. Это было бы ложью, сказать что при этом слове в глазах принцессы не вспыхнул по-детски радостный огонёк. Стараясь не выразить свой восторг неподобающе бурным образом, девушка все же позволила себе открытую, искреннюю улыбку.
-Признаться, последний раз я посещала цирк несколько лет назад, но воспоминания остались самые что ни на есть приятные. Ваше предложение... весьма и весьма мне нравится.
К тому же, я достаточно давно нигде не появлялась. Да, пожалуй стоит отвлечься от забот, пускай и в компании этого... дворецкого.
-Вы говорите, они мастера своего дела? В прочем, я не сомневаюсь, что мероприятие, удостоившееся Вашего внимания проведено будет на высшем уровне. Я полностью полагаюсь на Ваш выбор, - принцесса задумчиво качнулась и носков на пятку, и обратно, - Так когда, Вы говорите, состоится представление?

0

23

Марионетка - кошмар любого художника, прорисовывающего эмоции персонажей

Девушка стояла и наблюдала за господином  Эшом. Когда-то она любила своего господина Кейнса, но потом всё закончилось. Кукловод умер. И всё пошло по-другому.  Натали осталась одинокой. Кукла хотела, чтоб встретить его снова. Увидеть, обнять. Чтоб он также гладид её по волосам, как в первую ночь, когда она стала куклой. Как же она хочется снова играть на скрипке, но именно для господина Кейнса и больше не для кого. Только он достоян слышать эту мелодию. Такую спокойную, как душа куклы.
Тут появилась принцесса Беатрис. Как всегда красива и мила. Натали была её фрелинной и всегда служила ей. Натали поклонилась её, именно так показала ей что уважает её.
- Добрый день, принцесса., - сказала она и смотрела на Беатрис. Её неживые глаза смотрела то на господина Эша, то на принцессу. Однако она всего лишь кукла и сделает только то, что скажет ей господин. Принцесса. Вы здесь. Если б вы только знали, кто назначил меня фрэлиной и зачем. Вы б наверно не простили меня. Но вы даже понятия не имеете кто я..и это хорошо. Если совершит ошибку, господин Эш меня убьёт. Я обычная  кукла и могу только исполнять его приказы. , - подумала она.
- Чем занимаетесь, куклы? , сказал господин Эш. Девушка повернула голову к своему господину. Кукла смотрела прямо на него.
- Ничего, - сказала она. А ведь и правду она ничего такого не делала, пока Жюзи не пришла. Натали всегда выполняла приказания. И отвечала всегда правду. А кто она такая? Простая кукла без души всё. Господин…Что вы прикажете, то я и сделаю. Теперь вы мой господин. Однако, кого я не забуду то этот господин Кейнс. Я его никогда не забуду. Но господин Эш…Вы не такой как он.  , - подумалось ей. Однако, не смотря на это, она уважала господина Эша.
Тут она услышала про цирк. В детстве она хотела пойти цирк, но отец никогда не разрешал ей. Говорил : «Это не место для тебя. Иди позанимайся ещё. Может что-то полезное выучишь». Вспомнила она. Вот бы было б неплохо, если господин Эш взял бы её. Но чтоб она сама попросила? Это исключено.  Натали такая, что никогда не скажет ничего. Будет говорить когда ей позволит, сделает только тогда, когда ей прикажут. Простая кукла, которая не мыслит, а только выполняет приказы. Кукловод дёргает её за ниточки.
Девушка стояла и смотрела на господина Эша. Светлые волосы спадали на её лицо. Ресницы её были чёрные и длинные. Она смотрела, как всегда так же чисто и невинно. Красивые серые глаза. Натали стояла и смотрела на господина Эша, дожидавши его приказа.

Отредактировано Natalie Aneliz Augnech (2011-08-11 23:12:46)

0


Вы здесь » Dark Butler.War Of Her Majesty. » Архив Квестов и Флеш-беков » Королевский сад